Лошадь самсон своими руками

Эта статья содержит следующие подтемы:

Удивительный Самсон. Рассказано им самим. и не только (52 стр.)

Сгибание металлического стержня

Теперь мы добрались до сенсационного трюка с мостом, который, считаю, помог его способности удерживать гранитный блок на груди без всякой видимой трудности или дискомфорта. Объяснение, которое мне на этот счёт давали до того, как я увидел его исполнение, заключалось в том, что секрет кроется в особенности конструкции этого моста, устроенного так, что никогда его вес или вес чего-либо, находящегося на нём, не опирается на грудь артиста. Ну хорошо, думал я, в этом объяснении могло быть нечто, так как те, кто могли держать за него ответ, сами никоим образом не были новичками в силовом поприще. Так что я решил при первой же возможности внимательно разглядеть вот эту самую часть выступления Самсона.

Такая возможность представилась быстрее, чем я ожидал. Мне понадобилось заехать по делам в район Портсмута, и я узнал, что Самсон работает в Саутси, так что я решил подъехать и посмотреть, что происходит. Первая новость — на этой неделе он использовал для трюка с ложем из гвоздей полутонный кусок гранита (я проверил вес, так что вполне уверенно сообщаю это). Я удивлялся, зачем нужна такая тяжесть, пока мне не объяснили, что это был единственный подходящий кусок камня, который удалось раздобыть в городишке. Естественно, надо понимать, что камень для своего трюка Самсон не возит с собой по всей стране. Выступая в разных залах каждую неделю, он просто находит какой-нибудь на местной стройке. На этот раз он одолжил такой большой, что годился для памятника.

Итак, я хорошо разглядел этот мост — причину моего интереса — и нашёл, что это довольно существенное сооружение, похожее по устройству на дверную петлю. То есть когда он в сложенном состоянии, упакованный для транспортировки. — он представляет собой две плоскости, сомкнутые посередине, а когда он раскрыт, его концы опираются на землю. Но я быстро обнаружил: далеко не факт, что в раскрытом виде он может сам себя удерживать. Единственный, кто удерживает мост от падения — это артист, лежащий под ним. Мост непрерывно опирается на грудь, а сам он, в свою очередь, лежит на ящиках высотой по его колено, на них иногда есть подстилка, иногда нет.

Чтобы доказать мне, что он принимает всю массу на грудь, Самсон, когда на платформе собралось в тот вечер двадцать пять человек, поднял всё это бремя (мост и людей) на два дюйма обычным расширением своей грудной клетки. Этот чудесный трюк произвёл на меня большое впечатление, и я посоветовал артисту исполнять его постоянно, чтобы любой видел, что весь груз постоянно лежит на его теле. В итоге стало меньше, чем раньше, разговоров о том, что для успешного проведения трюка с мостом Самсон полагается на помощь плотника. Сдаётся, что чудесная мощь его лёгких и чрезвычайная крепость его рёбер теперь признаётся многими.

Трюк, в котором он успешно сопротивляется силе двух лошадей, двигающихся в противоположных направлениях, обсуждается не слишком бурно. Его сложность преуменьшают, рассматривая зависимым от дрессуры, если сравнивать с номерами, описанными мной ранее. Самсон, однако, склонен считать этот номер одним из тяжелейших из всех, что он исполняет. Напряжение скелета, когда две крупные лошади рвутся в разные стороны — это что-то ужасное, уверял он меня, — в такое заявление легко поверить. Он говорит, что сдерживать сорок человек, растягивающих его (по двадцать с каждой стороны), хотя и оказывается иногда труднее, но они не так для него опасны. Самое большое количество людей, чьим усилиям он смог сопротивляться в таком перетягивании каната, составило пятьдесят человек — поистине сверхчеловеческий номер! Предполагаю, что такое число и ему было бы непосильным, исполняйся трюк на траве. А так он проходил на сцене, на которой не было такого сцепления пола со ступнями, причём доски были щедро посыпаны песком. Но, тем не менее, это очень занятное зрелище.

Для тех. Кто, возможно, не видел этот номер, коротко опишу, как Самсон его делает. Во-первых, он надевает на двух ломовых лошадей упряжь так, что они тянут канаты, протянутые через его согнутые локти: он сцепляет свои руки, чтобы образовать кольцо, которое и сопротивляется силе растяжения. Иногда лошади поскальзываются, хотя площадка посыпана песком. Тогда этот человек проявляет свою силу в театральной манере. Ибо мощнейшим усилием он ставит их на ноги. Далее он как будто бы поддаётся одной из лошадей, затем другой, таща их попеременно то в один, то в другой конец сцены. Затем па смену лошадям приходят люди, пытаясь таким же образом померяться с ним силами. Этот номер обычно завершает его выступление.

Я видел, как он показывает аномальную силу своей шеи и челюстей тремя способами. Самый исполняемый из них — это подъём зубами тяжёлой стальной балки весом от 350 до 500 фунтов. И даже этот вес, колоссальный по абсолютным цифрам, не отражает предела его возможностей. Однажды вечером, незадолго до подъёма занавеса, он одолел балку, весящую около 300 фунтов, на концах которой сидело по человеку, и каждый — по 10 стоунов.

Второй трюк ставится иначе. Самсон висит на канате, охватывающем петлёй его лодыжку, и держит в зубах кожаный "кляп", к которому прикреплены мостки, на них забираются три человека. Когда все расселись и канат натянут, Самсон закручивает руками весь груз, пока он не начинает вращаться с большой скоростью. Внушительный трюк, но не такой хороший, как с балкой, ведь её надо поднимать, тогда как совокупный вес грех человек и люльки нужно только удерживать — это явное различие.

Сгибание металлического стержня

Но великолепнейший из всех трюков — последний; Самсон обычно исполняет его на открытом воздухе по причинам, которые скоро станут очевидными. Снова в дело вступают две лошади, на этот раз они участвуют следующим образом.

На большую повозку взбираются человек двадцать, им предстоит прокатиться в ней новым способом. Постромки лошадей прикрепляются к особым удилам, которые Самсон, сидящий на месте возницы, зажимает в зубах, и на такой сцепке лошади тянут повозку около сотни ярдов. Когда лошади только трогают, Самсон ещё придерживает удила одной рукой, пока, уперевшись ногой в передний край подножки, не найдёт точку опоры. Но как только повозка набирает ход, он немедленно убирает руку и вся нагрузка ложится на зубы, челюсти и шею. Это уникальнейший номер, который нужно видеть, чтобы по достоинству оценить; его исполнение на главных улицах городков, где Самсон выступает, непременно производит большую шумиху. Можно заметить, что относительно подлинности этого трюка никогда не было никаких сомнений. Он, конечно, вызывает сильное изумление и понятно почему. Реакция зрителей сводится именно к этому.

Самая большая лошадь в мире

Самая большая в мире лошадь – жеребец по кличке Сампсон. Его рост в холке – 2 метра 20 сантиметров, вес – 1,52 тонны. К сожалению, Сампсона уже давно нет в живых. Но ни одной из ныне живущих лошадей так и не удалось превзойти его рекорд. Он же является и самой высокой лошадью в мире.

Самсон – представитель породы шайр. Этот мерин родился в Англии, в Бедфордшире в 1846 году. Его хозяином был Томас Кливерс. Из-за невероятно высокого роста в возрасте четырех лет Сампсон был переименован в Мамонта. Жеребца кастрировали в полтора года, но уже тогда его яички по размеру напоминали бейсбольные мячи.

Современным лошадям удалось превзойти Сампсона разве что по весу. Бельгийский мерин Биг Джек весит целых 2,6 тонны. Но по росту немного уступает Сампсону – 2 метра 17 сантиметров.

Говоря о самой большой в мире лошади, нельзя не упомянуть английского Жеребца по кличке Диггер (2 метра 2 сантиметра, 1200 килограммов). Сейчас ему всего 5 лет, то есть, Диггер вполне может прибавить как в росте, так и в весе. Ежедневно Диггеру требуется 25 килограммов сена и 75 литров воды.

А вот английская лошадь по кличке Герцог (2 метра 1 сантиметр) в день ограничивается всего 9 килограммами сена. Но зато выпивает целых 90 литров воды. И 2 литра травяного чая. Хорошо, хоть не знает еще о существовании кофе и какао ��

Еще одна большая лошадь свою кличку получила в честь знаменитого писателя Эдгара Аллана По. Впрочем, хозяйка жеребца с блинным именем решила не мучиться и оставила только последнюю его часть – «По». Рост По от земли до ушей составляет целых 3 метра, а весит жеребец 1,36 тонны. В его ежедневный рацион входят 5 килограммов зерна, 2 кипы сены и 75 литров воды.

Онлайн чтение книги Самсон Назорей
Глава XXVIII. ОСЛИНАЯ ЧЕЛЮСТЬ

— Эту поклажу взвалите на моего запасного коня, — брезгливо сказал Ахиш, по прозвищу Бритва, племянник сарана экронского, — другая лошадь не выдержит.

Солдаты подсадили Самсона, связанного так, что из-под ремней почти не видно было платья. Конь, действительно великолепный, сначала захрапел и рванулся, но, очевидно, узнав Самсона, сразу притих. Еще недавно, и не раз, скакал на нем Самсон. Ахиш, когда собиралась в Экроне веселая компания, любил устраивать гонки и охотно давал лошадей из своей конюшни — но при этом всегда были денежные заклады, и, кто бы ни состязался, деньги всегда выигрывал Ахиш.

Они развязали пленнику ноги, чтобы можно было усадить его верхом, но потом опять связали их под брюхом у лошади: замысловато и прочно связали и долго над этим возились.

Было это в горах, недалеко от Хеврона, близ деревушки Адораим, где стоял тот полк, что пришел в землю Иуды с посольством. Полк был настоящий, в несколько сот пехоты, с двенадцатью конными офицерами, не считая начальника. Иудейский отряд, приведший Самсона с юга, по дороге из Ютты, ушел на Хеврон, не оглядываясь, с понурыми головами. Самсон остался один среди филистимлян — как всегда, но по-другому; и, поводя глазами вокруг, он старался понять и поверить, что это действительно он и они, и что все это правда.

Такими он филистимлян еще не знал. Сотники, с которыми он недавно пил и шутил и играл в кости, смотрели теперь на него, как на пустое место. Ахиш сказал о нем «поклажа»; это слово точно выражало их отношение, в котором не было ни любопытства, ни торжества, ни вражды. С любопытством глядели на него только простые солдаты: среди них было много амалекитян и других инородцев из Синайской пустыни, которые его никогда не видали; и все они были озлоблены долгим ожиданием. Осень шла к концу, ночи были холодные, земля жесткая, воды мало. Дни проходили за днями, а пленника все не было; то и дело приезжали какие-то посланцы из Хеврона и уговаривали Ахиша потерпеть еще и еще; двое из них — один полный, суетливый, многословный, другой старик с тонкими губами на лисьем лице и с прищуренным глазом — просидели наедине с начальником в его палатке целую ночь, и утром он с ними куда-то ездил, — а солдаты изнывали и бранились между собою. Теперь они, должно быть, охотно избили бы связанного Самсона; не имея на то приказа, они, по крайней мере, с наслаждением, как можно туже, затянули на ногах его узлы.

Выдача Самсона замедлилась потому, что старосты Иуды приказали своему отряду везти его по самым безлюдным тропинкам, а через места населенные, если нельзя их обойти, проходить по ночам. В стране было много ропота среди молодежи. Из Баал-Меона вышли на дорогу тысячи народу, ошибочно полагая, что конвой пройдет этим путем; и, по слухам, в толпе было много вооруженных. Сам Ахиш это понял и согласился ждать.

Но теперь Самсон был у него в руках, филистимская пехота шла спереди и сзади, и бояться иудейской черни было нечего. Полк медленно шел по главной дороге и еще засветло прошел чрез Адораим. Вся деревня вышла смотреть; женщины плакали, мужчины хмурились, но никто ничего не сказал. Только ребятишки, пропустив передовой отряд, побежали за Самсоном, и солдаты, ведшие под уздцы его лошадь, отгоняли их пинками. Подальше за деревней к мальчишкам присоединился лохматый, невероятно грязный пророк: он запустил в Самсона камнем, грозил ему кулаками и кричал: «Пьяница! Развратник! Сдерите с него шкуру!» Солдаты посмеивались; но и пророка отогнали, и он, задыхаясь и бормоча, пошел за тыловым отрядом.

Самсон все еще не мог одолеть того чувства, будто это не взаправду, не настоящее. Мысли его были несущественные, пустые. Откуда на небе столько туч? Он стал подробно высчитывать сроки и пришел к убеждению, что не время еще для дождя; тем не менее, тучи густые, похоже на то, что близится ливень; как же так? И он стал припоминать, тоже очень подробно, в какие годы за его память случались ранние дожди [ Дождь не вовремя, так же, как и засуха, издавна считались у евреев признаками Божьего гнева, предвестниками беды. ]: было два таких года — один в его детстве, другой тогда-то и тогда-то. Потом мимо него проскакал сотник верхом, и Самсон подумал о том, какие жалкие у всех этих сотников лошади по сравнению с конями Ахиша. Тот, на котором ехал он сам, почти всегда побеждал на состязаниях; раз он обогнал даже собственную лошадь самого Ахиша — но, конечно, тогда сидел на ней кто-то другой, не Ахиш. Ахиша нельзя обогнать. Самсон вдруг улыбнулся: вспомнил, в чем они все подозревали саранова племянника. Его кони знали его голос, и с каждым конем он говорил по-другому, и когда он щелкнет языком или свистнет, каждый конь знает, к нему ли этот знак относится или нет. Когда сопернику начинало казаться, что вот-вот он опередит Ахиша, Ахиш оглядывался на его лошадь и свистел или щелкал — и лошадь соперника вдруг замедляла галоп или осаживала и подымалась на дыбы. А доказать нельзя было ничего, и заклад доставался Бритве. Ловко бреет Ахиш…

Только от времени до времени становилось Самсону невыносимо. Не в душе, а рукам и ногам и всему телу. Из Баал-Меона он шел, конечно, не связанный: связали его сегодня на рассвете, миновав Ютту, а теперь уже скоро сумерки. Каждый мускул его просился на свободу; каждая жила бунтовала против заторможенного бега сочной и богатой его крови. И члены его ныли от узлов — а Самсон, никогда не хворавший, до сих пор не знал, что такое медленная боль. Это все, когда он вспоминал об этом, было невыносимо. Но в душе у него не было никакой боли, мысль упрямо не поддавалась, упрямо отворачивалась от той истины, что он в плену и ведут его в Газу.

Полк остановился. Сотники передавали друг другу, что решено идти всю ночь, а теперь будет большой отдых. Самсону развязали ноги; стащили его с коня, положили на землю и снова опутали ремнями колени. Дервиш, опять подбежавший поближе, сидел на корточках у края дороги, хохотал, плевался и выкрикивал ругательства; солдатам это нравилось, и они его подстрекали, когда офицер отходил в сторону.

Подошел Ахиш, бегло покосился на ноги Самсона, проверяя путы.

— Ночью будет гроза, — сказал ему сотник.

Ахиш посмотрел на хмурое небо; солнце, которого тут уже в горах не было видно, освещало края туч, и они казались оттого еще более зловещими.

Самсон загадал про себя:

«Сейчас он сострит. Скажет что-нибудь в таком роде: не страшно, не подмокнет наша поклажа».

Но и этого внимания не оказал ему Ахиш, а просто ничего не ответил офицеру. Он был человек высокомерный и с подчиненными грубый.

— Накормить, — сказал он коротко, хлыстом указывая в сторону Самсона, и ушел.

Самсона посадили, и солдат ткнул ему в губы ложку с варевом из чечевицы. Одну Самсон проглотил; но когда солдат поднес вторую, пророк внезапно пришел в бешенство, подбежал к нему с криком, похожим на лай, и вышиб ложку.

— Пусть издохнет с голоду! — вопил он. Гиена! Блудница! Истребитель народа Божьего!

Солдат был амалекитянин и, видимо, не решался ударить юродивого. Подошел сотник, человек образованный, без предрассудков; одним пинком повалил он пророка на землю и, не торопясь, раз десять хлестнул его толстым конским бичом по лицу и по голым ногам. Пророк извивался, визжал и плакал; но, поднявшись, даже не огрызнулся на офицера, а только плюнул в сторону Самсона, отбежал на край дороги и присел, зализывая кровь на руке по-собачьему.

Солдаты— филистимляне смеялись, но инородцы были, видимо, недовольны. Когда сотник ушел, один из них наполнил кашей плошку и поманил к себе пророка. Тот стал жадно есть, все еще всхлипывая; а амалекитянин сказал что-то солдатам на своем наречии, указывая на пленника, и они засмеялись: вероятно, о том, как любит народ Самсона в его собственной земле.

Но Самсон не заметил их смеха. Он напряженно думал о другом. Этот юродивый, когда его хлестали, кричал от боли не тем голосом, которым прежде ругался. Тот прежний голос был Самсону незнаком, но этот новый, невольно вырвавшийся под ударами, он хорошо знал. Что это? Просто ли не своим голосом взвыл полоумный бродяга или, напротив, именно своим, настоящим? Самсону хотелось вглядеться в него; но солнце уже зашло, сумерки быстро темнели, и от туч было еще темнее; и, главное, не следовало, может быть, показывать солдатам, что пленник присматривается к дервишу.

Толстый десятник, филистимлянин, видя, что подходит ночь, распорядился зажечь факелы.

Самсон лежал навзничь, насторожась и прислушиваясь к каждому звуку. В тяжелой безветренной полутьме стоял нестройный подавленный гул солдатской массы. Потом раздался резкий шорох — на Самсона капнуло, еще и еще, и вдруг, без перехода, словно небо лопнуло во всю ширину, хлынул сплошной ливень. Десятник пространно выругался: потухли факелы. Солдаты поспешно натягивали на головы кожаные плащи.

Самсон повернул голову, чтобы не захлебнуться, — повернул ее в ту сторону, где у края дороги видел, пока не стемнело, сидящего на корточках пророка. Теперь уже ничего нельзя было различить через дорогу: видны были только черные фигуры солдат, тоже скрюченные на корточках. Но Самсон уже наверняка чувствовал, что это не все. Сквозь гулкий ропот ливня ему слышался, может быть, только в воображении, едва заметный ползущий шорох; среди черных пятен то одно, то другое почему-то казалось ему непохожим на остальные. Он тесно прищурился, изо всех сил взвинчивая силу взгляда, и теперь уже ясно увидел: одна из фигур, сидя, медленно подвигалась в его сторону. Вот она уже рядом с солдатом, который сидит ближе всех к Самсону.

Вдруг у Самсона захватило дух: этот солдат повернул голову к той фигуре и сказал что-то вполголоса по-амалекитянски.

Но фигура ответила ему на том же гортанном языке и тоже негромко. Солдат кивнул головой, пробормотал что-то ленивое и раздраженное и опять скорчился под своим плащом. И Самсон вспомнил: когда-то, тому много лет, он сам послал Нехуштана в пустыню учиться наречию Амалека.

И, задерживая дыхание, он увидел, как поднялась черная тень медленно и лениво и, сгибаясь под дождем, подошла к нему вплотную; подойдя, нагнулась над ним, совсем как часовой, ощупывающий путы, и опять, но совсем уже громко, сказала что-то по амалекитянски; и теперь Самсон узнал уже и голос, и веселые лукавые глаза. Что-то вдруг тихо лопнуло у его щиколоток, потом между локтями, — потом на шее, и при этом оцарапало шею что-то холодное и острое.

В это мгновение, словно бы срезанный, остановился дождь, так же внезапно, как ударил; по ущелью промчался ветер и наполовину как будто смел темноту. Солдат, сидевший ближе к Самсону, радостно выбранился, скинул с головы плащ — и вдруг закричал во все горло по-ханаанейски:

Прямо с места, одним прыжком, он бросился на Нехуштана. Самсон рванулся изо всей силы, плечами, руками, ногами, всем телом. Но ремней на нем было еще много. Нехуштан успел разрезать всего три узла. Только ноги Самсона были свободны, от колен книзу; бешеным напряжением он разорвал путы над коленами, вскочил и, как жука, раздавил ногою череп солдата, боровшегося на земле с Нехуштаном. Той же ногой встретил он десятника, бросившегося к нему с мечом: тучный десятник согнулся пополам, только икнул и повалился; и еще третьего проткнул ножом Нехуштан. Но уже было поздно. Их окружили; сзади послышалась команда — десять или двадцать копий со всех сторон уперлись в грудь и плечи Самсона, в грудь и плечи Нехуштана. Почти разом запылали кругом факелы. Самсон смотрел на Нехуштана. И теперь за маской грязи трудно было узнать его, только серые глаза были те же, с тем же прямым и верным взглядом — и та же улыбка.

— Жаль, — сказал Нехуштан, тяжело дыша, но совсем спокойно.

По всей дороге слышались окрики, слова команды, стук оружия. За кольцом, окружавшим Самсона, толпа расступилась; показался Ахиш, без кольчуги и шлема, что-то еще жевавший. Бледный сотник начал ему докладывать, волнуясь, про дождь и темноту…

— С тобой мы объяснимся в Газе, — оборвал его начальник, прожевывая. Потом он глотнул, утер губы тылом ладони, посмотрел на Нехуштана и распорядился:

Мерно, как один человек, пять солдат наклонили плечи и ступили на шаг вперед; и с гулким ударом их тяжелых сапог о каменистую почву Иудеи смешался треск лопающихся ребер и хриплый крик Нехуштана:

Не по— человечьему, как еще никогда в жизни, зарычал Самсон и кинулся грудью на копья. Но солдаты знали свое ремесло: в то же мгновение, разом, они опустили свои пики остриями до земли, и Самсон, споткнувшись о труп десятника, повалился ничком на дорогу. Дюжина рук вплелась ему в волосы, прижимая голову к земле, пока другие вязали ему ноги.

— Не затягивайте, — сказал Ахиш, — сейчас надо будет его сажать на коня.

Когда опять его повернули навзничь, Ахиш взял у солдата факел и осветил лицо Самсона, и в то же время свое. Сквозь пыль и кровь у разбитого носа было видно, что Самсон очень бледен; глаза его ушли под брови, на губах была пена. Ахиш улыбнулся.

— Никакого нет у вас порядка, Таиш, — сказал он неизвестно почему — и вдруг, совершенно как бен-Перахья, ростовщик из Хеврона, подмигнул одним глазом.

Потом он велел привести коня; сам следил за посадкой пленника и сказал солдату:

— Не затягивай снизу, мерзавец, — лошадь искалечишь. Снова двинулся полк по дороге, но теперь лошадь Самсона шла впереди, сейчас же за конем и свитой начальника; и дождь начал накрапывать.

Долго они шли; сколько, Самсон не считал и не заметил. Все в нем теперь онемело; даже пустые мысли не приходили больше в голову. Может быть, он и дремал временами; раз он даже, наверное, заснул и увидел долину, скелет пантеры и костер; по долине, прямо на костер, шел мальчик, высоко подняв руки, и над ним тучей вились темные мелкие пчелы; он, Самсон, сидел над обрывом, и рядом сидела женщина; и он не мог вспомнить, кто этот мальчик — Ягир, или Гуш, или кто-то третий, и никак не мог разглядеть лицо женщины, а когда почти уже разглядел, лошадь под ним рванулась, и он проснулся. Лошадь оттого, должно быть, рванулась, что где-то далеко загрохотала гроза. Дождь хлестал сильнее. В темноте было видно, что горы стали ниже, дорога шире — уже недалеко от равнины, а там земля филистимлян.

Опять донесся гром, и конь опять рванулся. Конь Ахиша даже осадил и замотал мордой; Ахиш посвоему защелкал языком, и оба успокоились.

— Ничего они на свете не боятся, — сказал Ахиш своей свите, — только грозы. Сотники его засмеялись.

— Слишком они у тебя благородные, — сказал один, — наши кони — мужичье, зато не пугаются.

Вдруг шум дождя усилился, изменился точно спереди кто-то бросил в лицо Самсону пригоршню крупного ледяного песку; по камням и по медным каскам затрещали и зазвенели бесчисленные щелчки града. Лошади отчаянно замотали головами, норовя повернуть назад. Ахиш выругался, поминая недобрыми словами и Вельзевула, и Дагона: и, как будто в ответ на богохульство, прямо над ними небо раскрыло горящую пасть, и в три стороны побежали три ветви молнии. Конь под Ахишем встал торчком на дыбы и заржал, конь под Самсоном тоже заржал, метнулся в сторону и едва не свалил солдата, который вел его на поводу. Свита начальника и передовые ряды полка за нею остановились, дожидаясь грома: от первого раската задрожала земля, но второй и третий были еще громче; и на третьем раскате лошадь Ахиша рванулась и понесла. Из темноты, сквозь затихающий гром, едва слышно донесся его свист. Тогда и под Самсоном конь поднялся на дыбы, швырнув привязанного всадника назад чуть ли не головой до земли и сейчас же обратно вперед, так что он грудью ударился о конскую шею.

Конь быстро пошел, таща за собою солдата. Опять послышался спереди свист Ахиша: лошадь Самсона резко дернула головой, одуревший солдат выпустил повод, и она, прорываясь среди шарахнувшихся коней свиты, понесла прямо в темноту. Самсону пришло в голову, что он может ее остановить — у него достаточно было силы в коленях, чтобы одним добрым нажимом переломать ей ребра; но зачем? За ним раздались крики, свист, топот; но и спереди доносился топот другого коня — и, от времени до времени, свист Ахиша, совсем не похожий на те звуки, что могут успокоить обезумевшую лошадь. Путы на ногах у Самсона, уже не стянутые по приказу Ахиша, почти не мешали ему взлетать и садиться по мере галопа: он еще вытянул ноги как можно дальше вперед и книзу и, чтобы не свернуться, пригнулся к шее коня и поймал зубами коему длинной гривы. Опять ударила молния: в полусотне шагов перед собою он увидел ту лошадь и всадника — ясно увидел, что всадник оглянулся; и перед самым раскатом грома еще раз услышал спереди свист, сзади нестройные крики погони. Он ничего не понимал; никогда не слышал о том, чтобы лошадь понесла ночью, по темной горной дороге; но какойто хмель уже ударил ему в голову; и, сквозь зубы, стиснувшие прядь от гривы, он сам защелкал языком, как делал во время скачек, понукая этого самого коня. Но конь и без того несся во весь опор, особенным чутьем своим распознавая в темноте рытвины и камни. Град прекратился; дождя уже не было; все тише и глуше доносились сзади звуки погони; и спереди, через ровные промежутки, раздавался свист Ахиша. Потом погоня совсем замолкла. Топот первого коня стал как будто ближе. «Обгоню? в первый раз!»— подумал Самсон весело. Скоро он увидел в темноте всадника — тот ему крикнул:

Теперь уже ясно было, что ни первая, ни вторая лошадь больше не несут, а просто мчатся по воле хозяина. Назорей ничего не понимал и не старался понять. Смутная белизна дороги вдруг расширилась. «Перепутье?» — подумал Самсон. В самом деле, всадник перед ним круто повернул вправо и опять засвистал, и конь Самсона тоже свернул вправо. Эта дорога была много уже и не спускалась, как прежняя, а вела сначала ровно, потом в гору. Ахиш засвистал на другой лад: кони пошли тише. Еще поворот, и еще. Ахиш остановился: лошадь Самсона поравнялась с ним и стала.

Самсон выпустил гриву, выпрямился и посмотрел на Ахиша. Лица не было видно, только ясно белели на нем оскаленные зубы, и Ахиш со смехом сказал:

— Не свалился? Хороший ездок. Только все же нет у вас никакого порядка.

Вдруг Самсон увидел, что тот вытаскивает меч. У него мелькнуло в голове: нельзя ли метнуться в ту сторону, сбить его с коня плечом или головою? Но Ахиш его понял и опять засмеялся:

— Не зарежу, не бойся. Поверни ко мне локти.

Возиться пришлось ему долго, и освободить он успел только правую руку Самсона.

— Довольно с тебя, — сказал он.

Нагнувшись, он перерубил толстый жгут из перекрученных ремней, соединявший ноги Самсона под брюхом у коня, и сказал:

— А теперь дальше.

Перед зарей они доехали до селения. У околицы ждали их три человека: один был Махбонай бенШуни, другой Цидкия бен-Перахья, ростовщик из Хеврона, третьего Самсон никогда не видал. Подальше от них он заметил четырех осликов, нагруженных мешками, с негром-погонщиком.

Ахиш остановил коня, ткнул пальцем в сторону Самсона и сказал:

Бен— Перахья подмигнул, ткнул пальцем в сторону ослов и отозвался:

— Без обмана? — спросил Ахиш. — Я пересчитаю. Бен-Перахья ответил:

— Не в первый раз ты продаешь, а я покупаю. Когда я тебя обсчитывал?

— Правда, — согласился племянник сарана. Самсон глядел и слушал, все еще не понимая. Махбонай помог ему слезть; третий, что был с ними, достал из-за пазухи нож и начал разрезывать оставшиеся ремни.

— Это кто? — спросил Ахиш.

— Мой человек, — ответил бен-Перахья, верный человек. Доведет тебя и твоих ослов и серебро до Египта по такой дороге, где не встретишь ни своих, ни разбойников.

— Доведу, господин, — подтвердил третий. Ахиш потянулся с удовлетворением.

— Это хорошо, — сказал он; потом посмотрел на изумленное лицо Самсона, рассмеялся и прибавил:

— Только порядка у вас нет никакого. Увязался за нами один из его молодцов и чуть-чуть не погубил все дело; пришлось его приколоть — а жаль, хороший малый. Нет у вас порядка, никогда не будет: каждый хочет по-своему, друг другу на ноги наступаете…

Самая читаемая статья за сегодня:  Объемный рисунок спицами

И, смеясь, он пошел к ослам и велел негру снять и развязать мешки. Мешки тяжело и звонко брякнули о землю.

Самсон повернулся к Махбонаю и резко спросил:

— Что это все значит?

За левита, который замялся, ответил бенПерахья, жмуря левый глаз:

— Пустяки. Я ведь тебе сказал, что это пустяки и пустяками кончится. По-твоему, сила в плечах да еще в железе. Ха! Настоящая сила — в уме да в серебре. Любит Ахиш серебро, еще больше золото; а в Мемфисе египетском веселее живется, чем в Экроне.

Самсон ворочал головою, стараясь понять.

— За деньги? — спросил он. — Племянник сарана?

Бен— Перахья подмигнул.

— Проигрался, — сказал он, — даже лошадей своих проиграл, кроме этой пары. И всегда был в долгах. Мы с ним приятели старые: ты только не рассказывай, но от него я, пожалуй, еще больше получил «твердого товару», чем от тебя.

— А откуда столько денег? Кто дал?

— Я, — ответил бен-Перахья. — Четверо сыновей у меня, люди молодые, и очень уже они за тебя огорчались. Я и решил: их это дело, им же меньше останется, когда я умру.

Махбонай кашлянул и вставил — вежливо, но с уверенностью:

— И не так уж это много денег, Цидкия: на одном том корабельном грузе ты вдесятеро больше заработал.

Цидкия вдруг рассердился:

— А ты считал? Неправда. Корабельный груз! А караван во сколько обошелся? А твоим левитам, вороватому отродью, сколько пришлось уплатить?

Самсон тупо смотрел в землю, машинально шевеля ногою какие-то камни или кости, валявшиеся на дороге. От бессонных ли ночей или от галопа со связанными ногами, или от этой простой разгадки его спасения, но ему стало тошно; стал гадок этот торгаш, и тот предатель над мешками с серебром, и сам он, Самсон,

— поклажа, которую можно продать и купить. Лицо его исказилось отвращением. Он вспомнил слова Иорама в ту ночь, о великих сердцах, и о замыслах, и о лестнице от земли до самого неба:

«Ты ли, судья, один среди нас окажешься малым?» Словно с верхней верхушки этой лестницы он свалился теперь в придорожную грязь. Все пустяки; все кончилось по-хорошему: Дан и не пострадал, но и не посрамил своей чести; Иуда выполнилтребование саранов, не к чему придраться; и он, Самсон, цел и свободен, и все это была шутка

— только Нехуштан, его любимец, его сын и товарищ, сероглазый, веселый, удалой, не понял, что это шутка, и умер ни за что, ни про что, с нерасшатанной верой в могущество своего брата и князя — с криком: он отомстит!…

Самсон отшатнулся, как будто его хлыстом ударили по лицу.

— Отомстит, — сказал он глухо.

На земле перед ним валялась большая, тяжелая кость от ослиного черепа, еще со всеми зубами. Он ее поднял, взвесил, потом взглянул вперед:

Ахиш кончил проверку мешков и шел, помахивая хлыстом, обратно. Самсон быстро двинулся навстречу и на ходу швырнул ему кость прямо в лицо. Одновременно треснули оба черепа, ослиный и человечий; не застонав, Ахиш раскинул руки и повалился навзничь. Самсон подошел ближе и ткнул его ногою.

— Можешь забрать свое серебро, бен-Перахья, — сказал он; взял под уздцы усталую лошадь и пошел по дороге на север.

Махбонай тщательно подобрал обломок ослиной челюсти и, вернувшись домой (за ним, без спорa, остался теперь дом Маноя со стадами, полями и угодьями), записал это событие на козьей шкуре, но по-своему; и его рассказ, а не то, что было на самом деле, остался навеки в памяти людской.

А расчетливый бен-Перахья велел своему человеку забрать труп Ахиша и сбросить его гденибудь на филистимской земле: тогда не за что будет придираться к Иуде — Иуда свое сделал.

Текст книги "Самсон назорей"

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Владимир (Зеев) Жаботинский

Жанр: Историческая литература, Современная проза

Текущая страница: 17 (всего у книги 22 страниц)

Конь быстро пошел, таща за собою солдата. Опять послышался спереди свист Ахиша: лошадь Самсона резко дернула головой, одуревший солдат выпустил повод, и она, прорываясь среди шарахнувшихся коней свиты, понесла прямо в темноту. Самсону пришло в голову, что он может ее остановить – у него достаточно было силы в коленях, чтобы одним добрым нажимом переломать ей ребра; но зачем? За ним раздались крики, свист, топот; но и спереди доносился топот другого коня – и, от времени до времени, свист Ахиша, совсем не похожий на те звуки, что могут успокоить обезумевшую лошадь. Путы на ногах у Самсона, уже не стянутые по приказу Ахиша, почти не мешали ему взлетать и садиться по мере галопа: он еще вытянул ноги как можно дальше вперед и книзу и, чтобы не свернуться, пригнулся к шее коня и поймал зубами коему длинной гривы. Опять ударила молния: в полусотне шагов перед собою он увидел ту лошадь и всадника – ясно увидел, что всадник оглянулся; и перед самым раскатом грома еще раз услышал спереди свист, сзади нестройные крики погони. Он ничего не понимал; никогда не слышал о том, чтобы лошадь понесла ночью, по темной горной дороге; но какойто хмель уже ударил ему в голову; и, сквозь зубы, стиснувшие прядь от гривы, он сам защелкал языком, как делал во время скачек, понукая этого самого коня. Но конь и без того несся во весь опор, особенным чутьем своим распознавая в темноте рытвины и камни. Град прекратился; дождя уже не было; все тише и глуше доносились сзади звуки погони; и спереди, через ровные промежутки, раздавался свист Ахиша. Потом погоня совсем замолкла. Топот первого коня стал как будто ближе. «Обгоню? в первый раз!»– подумал Самсон весело. Скоро он увидел в темноте всадника – тот ему крикнул:

Теперь уже ясно было, что ни первая, ни вторая лошадь больше не несут, а просто мчатся по воле хозяина. Назорей ничего не понимал и не старался понять. Смутная белизна дороги вдруг расширилась. «Перепутье?» – подумал Самсон. В самом деле, всадник перед ним круто повернул вправо и опять засвистал, и конь Самсона тоже свернул вправо. Эта дорога была много уже и не спускалась, как прежняя, а вела сначала ровно, потом в гору. Ахиш засвистал на другой лад: кони пошли тише. Еще поворот, и еще. Ахиш остановился: лошадь Самсона поравнялась с ним и стала.

Самсон выпустил гриву, выпрямился и посмотрел на Ахиша. Лица не было видно, только ясно белели на нем оскаленные зубы, и Ахиш со смехом сказал:

– Не свалился? Хороший ездок. Только все же нет у вас никакого порядка.

Вдруг Самсон увидел, что тот вытаскивает меч. У него мелькнуло в голове: нельзя ли метнуться в ту сторону, сбить его с коня плечом или головою? Но Ахиш его понял и опять засмеялся:

– Не зарежу, не бойся. Поверни ко мне локти.

Возиться пришлось ему долго, и освободить он успел только правую руку Самсона.

– Довольно с тебя, – сказал он.

Нагнувшись, он перерубил толстый жгут из перекрученных ремней, соединявший ноги Самсона под брюхом у коня, и сказал:

– А теперь дальше.

Перед зарей они доехали до селения. У околицы ждали их три человека: один был Махбонай бенШуни, другой Цидкия бен-Перахья, ростовщик из Хеврона, третьего Самсон никогда не видал. Подальше от них он заметил четырех осликов, нагруженных мешками, с негром-погонщиком.

Ахиш остановил коня, ткнул пальцем в сторону Самсона и сказал:

Бен– Перахья подмигнул, ткнул пальцем в сторону ослов и отозвался:

– Без обмана? – спросил Ахиш. – Я пересчитаю. Бен-Перахья ответил:

– Не в первый раз ты продаешь, а я покупаю. Когда я тебя обсчитывал?

– Правда, – согласился племянник сарана. Самсон глядел и слушал, все еще не понимая. Махбонай помог ему слезть; третий, что был с ними, достал из-за пазухи нож и начал разрезывать оставшиеся ремни.

– Это кто? – спросил Ахиш.

– Мой человек, – ответил бен-Перахья, верный человек. Доведет тебя и твоих ослов и серебро до Египта по такой дороге, где не встретишь ни своих, ни разбойников.

– Доведу, господин, – подтвердил третий. Ахиш потянулся с удовлетворением.

– Это хорошо, – сказал он; потом посмотрел на изумленное лицо Самсона, рассмеялся и прибавил:

– Только порядка у вас нет никакого. Увязался за нами один из его молодцов и чуть-чуть не погубил все дело; пришлось его приколоть – а жаль, хороший малый. Нет у вас порядка, никогда не будет: каждый хочет по-своему, друг другу на ноги наступаете…

И, смеясь, он пошел к ослам и велел негру снять и развязать мешки. Мешки тяжело и звонко брякнули о землю.

Самсон повернулся к Махбонаю и резко спросил:

– Что это все значит?

За левита, который замялся, ответил бенПерахья, жмуря левый глаз:

– Пустяки. Я ведь тебе сказал, что это пустяки и пустяками кончится. По-твоему, сила в плечах да еще в железе. Ха! Настоящая сила – в уме да в серебре. Любит Ахиш серебро, еще больше золото; а в Мемфисе египетском веселее живется, чем в Экроне.

Самсон ворочал головою, стараясь понять.

– За деньги? – спросил он. – Племянник сарана?

Бен– Перахья подмигнул.

– Проигрался, – сказал он, – даже лошадей своих проиграл, кроме этой пары. И всегда был в долгах. Мы с ним приятели старые: ты только не рассказывай, но от него я, пожалуй, еще больше получил «твердого товару», чем от тебя.

– А откуда столько денег? Кто дал?

– Я, – ответил бен-Перахья. – Четверо сыновей у меня, люди молодые, и очень уже они за тебя огорчались. Я и решил: их это дело, им же меньше останется, когда я умру.

Махбонай кашлянул и вставил – вежливо, но с уверенностью:

– И не так уж это много денег, Цидкия: на одном том корабельном грузе ты вдесятеро больше заработал.

Цидкия вдруг рассердился:

– А ты считал? Неправда. Корабельный груз! А караван во сколько обошелся? А твоим левитам, вороватому отродью, сколько пришлось уплатить?

Самсон тупо смотрел в землю, машинально шевеля ногою какие-то камни или кости, валявшиеся на дороге. От бессонных ли ночей или от галопа со связанными ногами, или от этой простой разгадки его спасения, но ему стало тошно; стал гадок этот торгаш, и тот предатель над мешками с серебром, и сам он, Самсон,

– поклажа, которую можно продать и купить. Лицо его исказилось отвращением. Он вспомнил слова Иорама в ту ночь, о великих сердцах, и о замыслах, и о лестнице от земли до самого неба:

«Ты ли, судья, один среди нас окажешься малым?» Словно с верхней верхушки этой лестницы он свалился теперь в придорожную грязь. Все пустяки; все кончилось по-хорошему: Дан и не пострадал, но и не посрамил своей чести; Иуда выполнилтребование саранов, не к чему придраться; и он, Самсон, цел и свободен, и все это была шутка

– только Нехуштан, его любимец, его сын и товарищ, сероглазый, веселый, удалой, не понял, что это шутка, и умер ни за что, ни про что, с нерасшатанной верой в могущество своего брата и князя – с криком: он отомстит!…

Самсон отшатнулся, как будто его хлыстом ударили по лицу.

– Отомстит, – сказал он глухо.

На земле перед ним валялась большая, тяжелая кость от ослиного черепа, еще со всеми зубами. Он ее поднял, взвесил, потом взглянул вперед:

Ахиш кончил проверку мешков и шел, помахивая хлыстом, обратно. Самсон быстро двинулся навстречу и на ходу швырнул ему кость прямо в лицо. Одновременно треснули оба черепа, ослиный и человечий; не застонав, Ахиш раскинул руки и повалился навзничь. Самсон подошел ближе и ткнул его ногою.

– Можешь забрать свое серебро, бен-Перахья, – сказал он; взял под уздцы усталую лошадь и пошел по дороге на север.

Махбонай тщательно подобрал обломок ослиной челюсти и, вернувшись домой (за ним, без спорa, остался теперь дом Маноя со стадами, полями и угодьями), записал это событие на козьей шкуре, но по-своему; и его рассказ, а не то, что было на самом деле, остался навеки в памяти людской.

А расчетливый бен-Перахья велел своему человеку забрать труп Ахиша и сбросить его гденибудь на филистимской земле: тогда не за что будет придираться к Иуде – Иуда свое сделал.

Глава XXIX. ТРИ ЗЕЛЬЯ

Скоро должно было взойти солнце; а на небе от недавней грозы уже не осталось ни одного облака. Зато богатый след она оставила на земле. И холмы, и долина Сорека умылись начисто и теперь сами себе радовались, как малое дитя, когда мать уже кончила его купать и вытирать и причесывать, поцеловала и сказала: «Вот теперь ты красавец!» Когда побежали по ней первые лучи, зелень со всех сторон засверкала так задорно, что Самсону почудилось, будто она звенит. За две ночи ливня пробилась новая трава и цветы красные, лиловые, желтые и других окрасок. Самсон старался припомнить, как назывались все эти оттенки. В бедном и сухом словаре данитов почти не было таких слов: учила им его когда-то Семадар, но это было давно. Одно он запомнил: есть зеленый камень чудного блеска, по имени изумруд; однажды Семадар пела песню, где было такое место: «виноградники наши похожи на изумруд» – «керамэну семадар…»

Самсон ехал на коне со стороны земли иевуситов. Почему в ту ночь он вдруг повернул коня к западу, на равнину, в сторону Сорека, – он и сам не знал. Он вообще не знал, даже когда держал прямо на север, куда едет: может быть, в новую землю Дана близ Лаиша, может быть, за Иордан, совсем на чужбину. Вдруг, среди ночи, его потянуло к руслу Сорека. Во все эти дни он почти ни разу не вспомнил о Далиле, а теперь его потянуло к руслу Сорека. где стоит ее шатер. Он даже забыл рассудить, что ни шатра, ни Далилы, вероятно, там уже не будет. Больше недели прошло с их прощанья; и, должно быть, она слышала о его судьбе и вернулась домой. Он и не подумал об этом. Он ни о чем определенно не думал; он так устал, что и спать не мог; когда нужно было дать отдых коню, он сидел неподвижно часами на камне, а потом ехал дальше; но, хотя двигались его руки и ноги, голова не работала. Он только смутно чувствовал, что теперь он бродяга и нет у него нигде близкого человека, а в том шатре будет уют и радостный прием.

Но солнце и зелень подбодрили его; он пустил коня вскачь. Он опять уже был на филистимской земле; но то был округ малолюдный, часто попадались дикие заросли, встретить было некого – да и кто его тронет, когда он не связан? Скоро он обогнул последний холм и сквозь деревья увидел воду. Сухое русло наполнилось, Сорек на зиму стал речкой. Потом он увидел и шатер, и только тут сообразил, что мог бы и не застать его, и весело улыбнулся. Привязав коня, он осторожно, без шума, обогнул палатку и подошел ко входу, чтобы нагнуться над постелью и разбудить – но полотно у входа уже было отвязано, а сзади он услышал возглас и свое имя.

Он обернулся и с крутого берега увидел Далилу в речке; вода ей доходила до колен, волосы под солнцем отливали красной медью, руки были подняты ему навстречу, и, вся вытянувшись к нему, она казалась тоненькой, словно подросток.

– Я знала! – крикнула она; выбежала на берег, подхватила с земли на бегу мохнатый плащ и на бегу закуталась, и через мгновение Самсон на руках уносил ее в шатер. Она плакала и смеялась заодно, ее руки жадно бегали по его лицу, волосам, по плечам и коленям; она шептала, задыхаясь, какие-то бессвязные слова радости и нежности и повторяла:

– Я знала, что ты вернешься; не хотела уйти… Потом, не отпуская, она стала совсем по-женски задавать вопрос за вопросом, такие вопросы, что на каждый надо было бы ответить длинным рассказом, а ответов она не дожидалась. Ее расспросы были пока только другой формой ласки, еще одним способом прижаться к нему теснее. Она была в самом деле сама не своя от счастья. Но вдруг ее голос оборвался, она отстранилась и тревожно окликнула его:

– Самсон? Что такое?…

С ним и вправду было что-то странное. Он морщил лоб, моргал глазами, медленно поводил головою, как бывало, когда старался понять трудную мысль. Какую мысль – он и сам бы не умел сказать: он был утомлен вконец, как еще ни разу в жизни; даже имя «Далила» ему трудно было бы выговорить. Но что-то ему казалось неладно; особенно только что, когда он ее увидел с берега; почему-то это было нехорошо, этого не должно было быть. В просвете вялой памяти мелькнул опять сон, который ему привиделся тогда связанному на коне, – долина, пчелы, стройный мальчик и еще что-то, самое важное, – но просвет сейчас же потух, и он только беспомощно моргал ресницами, глядя на нее.

– Ты устал, бедный мой, – сказала Далила. Не рассказывай ничего, не надо; потом. Я тебя накормлю, и ты выспись.

Не замечая, что с ним делают, он проглотил и выпил, что подали, дал себя разуть и обмыть ноги, лег, куда положили, закрыл глаза и не двигался. Далила села на пол у изголовья. Но не шел к нему сон. Спали мысли, спали мускулы, но сам он не спал; это было мучительно, вроде голода или той ноющей боли от тугих веревок. Долго он так пролежал; наконец открыл глаза и встретил взгляд Далилы. Опять мелькнул просвет в его памяти: что-то неладно… – и опять лень было доискиваться, что именно. Только, несмотря на туман сознания, он заметил, что Далила под его взглядом вздрогнула, протом побледнела. На полмгновения проснулось в нем старое, особенное его чутье, обычно помогавшее ему читать мысли человека, – но и этот инстинкт, словно один из тех голубей, которым бен-Шуни отрывал у алтаря головки, только махнул крыльями и не полетел.

– Не спится… – протянул он досадливо. Далила встала, отошла так, что ее не было видно, и оттуда сказала:

– У меня есть сонная трава: но тебя ведь зелья не берут?

– Сейчас я не я; меня и ребенок повалит. Может быть, и зелье меня сегодня возьмет.

Она пошла к столу, где расставлены были ее флаконы и баночки: взяла одну, потом другую; но глаза ее тревожно бегали, она закусила губу. Вдруг она пристально вгляделась в него, улыбнулась, подошла к нему неслышно, наклонилась, закрыла ему глаза обеими руками и шепнула:

– Самсон… Я тебе дам сонной травы, только не сразу. Раньше выпей другую.

Он молчал; она шепнула еще тише:

– Раньше такую траву, от которой ты меня будешь любить; это будет, как гроза; а потом тебе станет легко, и тогда я дам тебе сонное зелье, и снова все будет по-хорошему…

Он ничего не ответил; она побежала к столу, что-то раскупорила, что-то высыпала в чашечку, стала смешивать и растирать – остановилась, обернулась в его сторону и сказала вполголоса, сквозь дрожь подавленных слез:

– Потому что сегодня ты меня не любишь… Он не ответил; должно быть, и не расслышал.

Самсон был прав: прошедшая неделя сломила его, сегодня он был такой же, как другие люди, без защиты пред силой могучих и тонких настоев, которые привезла Далила из мудрого Египта. В шатре было темно: Далила завязала дверь, как будто на ночь; но и ночи такой у них еще никогда не было.

Нельзя про это рассказывать. Но в стране было предание, что когда-то сходили на землю сыновья богов и брали в жены человеческих дочерей для нечеловеческой радости. Далиле казалось, что сегодня это правда. В жилах Самсона плыла самая ясная земная кровь, беспримесный, беспорочный сок всех почв и деревьев и родников Ханаана; только у вола, у коня, у пантеры может быть такая кровь – среди людей ее не бывало и никогда больше не будет. Это принес на пир их Самсон; а Далила принесла свою любовь, похожую на жажду. Если бы можно было человеку много лет прожить в пустыне без капли воды, в каждое мгновение томясь о воде, и не умереть, а только накопить раскаленную жажду: такую жажду принесла на пир их Далила. Но ученые жрецы Мемфиса в течение долгих столетий кипятили в изогнутых склянках семена, травы, органы зверей, гадов и букашек, отбирая и сочетая острые яды плодородия: десять капель этого зелья брызнула Далила в вино для Самсона, и сама до него отпила один глоток. Оттого и нельзя, даже если бы дозволено было, рассказать этот день, как нельзя рассказать солнечный свет или бурю.

Можно было бы рассказать их слова; но они их сами не слышали: говорили, как в бреду, каждый свое.

Так убыло много времени. Солнце шло к закату, когда Далила откинула завесу над входом шатра и опять села на пол у изголовья постели. Самсон лежал и смотрел на нее; карие глаза его ушли глубоко под брови и казались черными от расширенных зрачков; но она выпила только один глоток – ее глаза, из темно-лиловой рамки утомленных век, переливались зелеными огоньками. Солнце било наискось в ее волосы, вся голова ее была в пушистом ворохе золота, и оттуда, как из окошечка, выглядывало бледное, усталое, счастливое лицо. Она гладила его лоб и волосы; расплела ему косицы, проскользнула сквозь них пальцами к самой коже и несколько раз провела кончиками пальцев по темени. Он закрыл глаза и сказал:

– Это хорошо. Еще. Через минуту она спросила:

– Теперь сам заснешь? Или дать тебе то другое зелье?

Он покачал головой и тронул ее руку: по прикосновению она поняла, что еще первое не развеялось и скоро снова вспыхнет. Она засмеялась от гордого счастья. Несмотря на утомление, ей хотелось плясать или бить в ладоши. На столбе висела лютня; она скрестила на полу ноги, положила лютню на колени и запела что-то задорное по-египетски, оборвала и начала другое, опять оборвала и перешла на песню, которую много пели когда-то в Филистии, но давно уже забыли:

"Я твоя, милый, когда ты со мною; когда ты уйдешь на войну – что тебе до того, чье ложе услышит мой шопот? Я верна тебе, вечно тебе.

Море в часы прилива плещет навстречу луне. Пусть, в безлунные ночи, кажется звездам, будто ради них вздымается морская грудь. Глупые звезды! Светит ли месяц, скрылся ли месяц – но прилив от него, для него и к нему".

Самсон приподнялся, не раскрывая глаз, и протянул к ней руки; и когда она была в его руках, он, сквозь стиснутые зубы, вдруг сказал ей слова, которых еще никогда она от него не слышала, о которых даже в чаду тех часов не посмела просить:

– Голубка моя – любимая…

Ей казалось, что она задохнется, так застучало ее сердце от радости; солнце для нее померкло, весь мир исчез, только она и он остались, и между ними это страшное слово «люблю», которого никто, даже сам вечер, не должен подслушать; и, прильнув к его уху, она едва внятно переспросила:

– Отчего не сказал?

– Я говорил, ты забыла.

Он откликался как в бреду, без смысла, но ей казалось, что она понимает; или ничего не казалось – просто было без конца хорошо.

– А ты знаешь, сколько я по тебе тосковала?

– И я по тебе тосковал.

– Еще до той ночи – в Газе?

– Еще с того первого утра – весной – когда ты сказала: «Я боюсь» – помнишь? – в Тимнате.

Что– то резко ушибло Далилу в самое сердце. Ей стало страшно и холодно; она попыталась высвободиться и жалобно сказала:

– Пусти меня, Самсон, я хочу видеть твои глаза…

Но уже в глазах Самсона ничего нельзя было прочесть, кроме горячки от последних капель ее зелья; и глядели они как будто не видя, взором человека в горячке. Она хотела вырваться, но он притянул ее к себе и говорил, задыхаясь:

– Я тебя любил все эти годы. Только я не знал, что ты можешь вернуться. Ты не умерла? Или умерла и все-таки вернулась? Я отомстил за тебя – я сжег Тимнату дотла, я раздавил Ахтуру череп между коленями. Но я не думал, что ты вернешься. В Газе, в ту ночь, когда ты меня спасла, мне казалось, что я узнал тебя, – почему ты не назвалась, не сказала, кто ты? Но я узнал тебя; только вслух не говорил, но в душе, каждый раз, и тогда в Газе, и в эти семь ночей в твоем шатре, и сегодня – я про себя твердил твое имя —

Еще до того, как он договорил, она пыталась высвободить руку, чтобы закрыть ему губы, не дать произнести то имя; но в тисках его рук нельзя было шевельнуться, и прямо в лицо ей, обжигая дыханием, он повторил два раза:

Она закричала: «Пусти меня – я тебя ненавижу!» – но крик утонул в его поцелуе, и она не могла оторвать губ. Со стоном и хрипом последнего бешенства она укусила его; но Самсон не почувствовал. Крепкие снадобья делали жрецы в Мемфисе; пять капель считалось довольно, а она дала Самсону десять; и, должно быть, последняя капля была крепче других.

Стемнело. У входа показалась негритянка со светильней в руке. Она осторожно заглянула в шатер. Госпожа ее лежала на ковре, лицом вниз, закутав голову в скомканное платье: при неверном свете эфиопке почудилось, что шелк этого платья изодран в лоскутья. Далила подняла голову, и лицо ее тоже показалось рабыне странным. Без слов, она жестом спросила, подавать ли ужин; Далила жестом ответила: ступай прочь. Негритянка оставила светильню у двери и ушла.

Далила поднялась. Зубы ее стучали: стало холодно; она завернулась во что попало. Самсон давно лежал с закрытыми глазами, не шевелясь; на шорох ее движений он не отозвался. Она подошла к постели: он, по-видимому, спал, но дышал неспокойно и двигал губами. Она усмехнулась горько и злобно; сто недобрых мыслей хлынуло ей в голову, но для больших решений она еще недостаточно пришла в себя от той минуты пытки и позора. Ей только захотелось разбудить его и сказать – что сказать, она так и не придумала. Пусть спит. Чем крепче, тем лучше. Можно будет придумать, из ста недобрых мыслей выбрать одну; только нужно время, и чтобы он спал. Но спит ли он? Крепко ли?

Она его окликнула, не очень громко, первыми словами, какие пришли в голову:

– Самсон! Филистимляне идут!

Он сразу рванулся на постели, сел и оглянулся вокруг.

– Я пошутила, – сказала она, – хотела проверить, уснул ли ты.

Подняв светильню, она пошла к своему столу, отобрала нужные флаконы и смешала ему сонное питье. Он сидел, бормоча, потирая то лоб, то затылок, то грудь. Каждый звук его движений хлестал по ней противно и ненавистно; ее рука задрожала от отвращения, она едва не сбилась в счете капель. Опять ровно десять. Ей подумалось: почему не больше? не двадцать? не весь флакон? От двадцати, говорят, человеку не проснуться. Но другая какая-то мысль, еще не вполне дозревшая, перебила эту. Десять, больше не надо. Пусть заснет; она останется одна, в тишине, и можно будет думать: это главное.

Он выпил послушно, обтер губы тылом руки помужицки, лег и закрыл глаза. Даже вкус того, что выпил, он не сразу понял: только спустя минуту он сделал гримасу и лениво проговорил: «Горькое». Вдруг у него как-то отвалились и голова, и руки, и дыхание выровнялось, и он заснул.

Далила долго стояла у входа. Было совсем холодно: опять застучали у нее зубы. Из зарослей, позади шатра, донеслось ленивое чавкание и стук переступающих копыт о траву, и голос негритянки, ласкавшей привязанную лошадь. Далила прислушалась, сдвинув брови; оглянулась на постель и неслышно пошла в сторону рощи.

Эфиопка была родом из нубийской пустыни, где мужчины и женщины с детства умели держаться верхом на верблюде, на муле, на чем угодно, даже на лошади. После разговора с Далилой она тихо увела коня подальше от речки, трепля ему шею и уговаривая не топать и не ржать. Отойдя достаточно далеко, она вскочила на него без стремян и понеслась в сторону Экрона.

Далила снова сидела на ковре, не сводя глаз со спящего. Она закуталась и сгорбилась, не было видно ни лица, ни волос; со стороны можно было бы ее принять и за ребенка, и за старуху. Самсон не шевелился; он дышал во сне ровно, медленно и беззвучно. Он лежал на правом боку; волосы, которые она оставила незаплетенными, рассыпались на подушке. Одна прядь упала ему на лоб и дальше, до самых губ. Сама не замечая, по привычке, Далила протянула руку и откинула прядь; ее пальцы при этом нечаянно коснулись щеки Самсона – она вся сжалась от испуга, но он не проснулся, даже не двинулся. Близко гдето вдруг хором заплакали шакалы; потом что-то живое грузно бухнулось в воду; Самсон спал.

Осмелев, она поднялась оправить светильню. Свет упал на Самсона с другой стороны; его лицо показалось ей таким прекрасным, что сердце ее на мгновение остановилось и глазам стало горько от слез. Ей хотелось броситься к нему, не то целовать, не то душить. Не от любви, не от ненависти: все в ней теперь отупело, и чувства, и воображение, только работала четкая, упругая, быстрая мысль. План у нее был, но не картина: она послала нубийку в Экрон, знала, что произойдет, но еще не представляла себе, как это получится и на что будет похоже. Почему-то ей захотелось опять окликнуть его – не то снова проверить, крепок ли сон, не то испытать судьбу или саму себя подразнить страхом. Она повторила несколько раз, все громче и громче, тот же оклик: «Филистимляне идут, Самсон!» Самсон не слышал. Она совсем уже громко рассмеялась. Задор охватил ее: она ударила сразу по всем струнам лютни, топнула ногою, толкнула стол с зазвеневшими склянками и баночками, провела всей ладонью по лицу Самсона – он не двинулся, не перевел дыхания. Ей стало смешно и весело, захотелось дурачиться: она присела за изголовьем и заплела одну из его косиц, посмотрела на свою работу, надула губы, опять расплела. Вдруг она изменилась в лице, бросила прядь, отодвинулась, сжалась и забилась в угол. Жуткое чувство охватило ее: что все это уже было когда-то. Спящий великан, который не слышит прикосновений; женская фигура у его постели; ночь. Вот-вот он проснется – и проговорит то же имя, с которым уснул, самое ненавистное имя на свете, – и толкнет ее пяткой в лицо?… Она быстро нагнула голову и заслонила ее руками; опомнилась, вскочила, укусила свою руку до боли и сказала, задыхаясь и стуча зубами:

Самая читаемая статья за сегодня:  Свинка пеппа крючком

– На этот раз не ударишь.

Только тут она заметила, что ей холодно. Платок, в который она прежде завернулась, давно соскользнул. Надо одеться по-настоящему: к рассвету приедут гости. Она пошла за перегородку шатра, где на длинном толстом шнуре висели ее платья, ощупью выбрала и вернулась к свету одеваться. Теперь она была совершенно спокойна. Поглядевшись в зеркало, распустила и причесала волосы, вытерла лицо и шею сначала мазью, потом насухо; провела рукой осторожно под мышками – гладко ли, не нужно ли провести бритвой или раскупорить баночку ароматного щелока, лучше лучшей бритвы: но оказалось не нужно. Потом она оделась, внимательно проделывая все подробности, завязывая, застегивая. Это был один из ее нарядов египетского покроя. К нему полагался «кафтор»: она открыла шкатулку и достала оттуда, из вороха цепочек и ожерелий, аметистовый овал в форме жука; и ей вспомнилась беседа с Самсоном об этом украшении, о золотых кольцах в носу у невольника, о дворянах из земли Вениамина, которым он обрил когда-то бороды, и о том, почему важней человеку ненужное, чем нужное.

В светильне перегорел какой-то комок, мешавший фитилю разгореться, и пламя вдруг вспыхнуло ярче; оно как будто осветило пред Далилой ее собственные думы. Только теперь она их поняла – отдала себе отчет, почему отлила в сонную чашу только десять капель, а не двадцать и не сто. Убить можно в отплату за боль; но за срам – смерть не расплата. Жить весь век, сколько себя помнишь, одним и тем же голодом; с первого утра ненавидеть одно и то же существо, заслонившее тебе дорогу; пронести свою мечту сквозь семь костров пекла, называемого жизнью, под надругательством пьяных туземцев в ночь пожара, под плетьми работорговца, в грязи дешевых египетских притонов, в гареме гнилого старика, покрытого чесоткой, – через это все, и даже через тупо-сытое однообразно-пьяное веселое житье богатой блудницы пронести мечту об одном облике, одном голосе; найти его, взять его, пить его близость – и вдруг узнать, что ты для него не ты, что твои волосы, глаза, песня и ласка милы ему только через память о другой – о той же самой другой, которая отняла его у тебя с первого утра… За это нельзя просто убить: срам останется неутоленным, зеркало и птицы и ветер будут над ней издеваться. Одна расплата за срам: срамом.

Ее движения были теперь неторопливые, точные и бесшумные. Она аккуратно расставила у изголовья свои баночки, положила на ковер подушки, уселась на них так, чтобы ей было удобно работать; обмакнула губку в теплую жирную воду, провела ею по волосам спящего, опять и опять, с каждым разом смелее и крепче выжимая ароматную пену. Потом опустила кончики пальцев в одну и другую из банок, растерла пахучую смесь и осторожно вползла пальцами обеих рук в скользкую гриву. Ее пальцы двигались медленно, как гусеницы, подбираясь к коже темени, висков и затылка; добрались, прильнули, нежно и ровно защекотали, вперед и назад, вправо и влево. Со стороны это было похоже на ласку; самой Далиле минутами казалось, что у нее заснул усталый ребенок и она его гладит по головке, – ей хотелось запеть над ним колыбельную песню; может быть, она и запела ее вполголоса. Но Самсон ничего не слышал.

…Кончив, она так же аккуратно собрала все пряди в сноп, выровняла, уложила в корзиночку; принесла светильню и долго смотрела на лоснящийся череп. Ей даже не пришло в голову, что Самсон теперь сам на себя не похож; она смотрела не на Самсона, а на череп, как рабочий, который выложил ряд кирпичей и проверяет, ровно ли выложил, а про то, какой получится из этого дом, он и не думает. Зато она решила, что теперь надо смыть с черепа мазь и мыло, а то некрасиво: достала другую губку и полотенца, смыла Самсону темя, лоб, виски; хотела омыть и затылок, но нашла это невозможным и озабоченно прошептала:

«Жаль». Вдруг издалека донесся до нее топот; и, оглянувшись, она увидела, что светает. С той же методичностью хорошей бережливой хозяйки она прикрыла колпачком светильню; в шатре стало темно; и как прежде вспышка фитиля, так теперь вспышка темноты вдруг толкнула и разбудила ее мысли, и они смерчем закружились у нее в голове.

Далила на цыпочках выбежала из шатра. Полнеба уже посерело; со стороны моря, которого оттуда не видно, подымался предрассветный перламутр. Топот стих; отряд, должно быть, спешился, чтобы не шуметь. Скоро она услышала смутный отголосок шагов; потом на пригорке, среди низкой заросли, показался человек. Он ее не мог видеть, но сам он ясно очертился на заревой стороне неба, и каска его тускло блестела. По жестам видно было, что он рассылает солдат направо и налево, чтобы оцепить место со всех сторон. Небо с того краю быстро розовело. На пригорке показался отряд, человек двадцать и больше; у них были копья. Потом, ближе к реке, выступила на алом небе другая группа: у этих не было копий, но по негромкой команде офицера они подняли кверху тонкие длинные шесты, держа их над головами горизонтально; по второй команде перечеркнули их наперерез другими палками, еще тоньше, и отвесными; по третьей команде горизонтальные шесты изогнулись дугою и превратились в натянутые луки со стрелами наготове, и опустились книзу. Тогда сотник обернулся к шатру, увидел Далилу, махнул ей приветственно рукою и знаком спросил, указывая на шатер: «Там? Спит?»

Динамические и изометрические упражнения «Самсона»

Динамические и изометрические упражнения «Самсона»

В основе системы «Самсона» лежит сочетание динамических упражнений с изометрическими.

В 1928 году Александр Засс опубликовал систему физического развития, состоящую из динамических упражнений, опробованных на себе и сыгравших немаловажную роль в его атлетической карьере.

Вот краткие рекомендации автора к данной системе:

«Диета. В отношении еды я не устанавливаю специальных законов, каждый должен исходить из своих индивидуальных желаний. Но нужно помнить, что основные компоненты пищи – жиры, белки и углеводы – должны быть тщательно сбалансированы, чтобы они отвечали вашим требованиям. Обязательно в пище должны быть овощи и фрукты. Полезен кефир и чеснок.

Дыхание. Ваши легкие нуждаются в тренировке так же, как руки и ноги. Чаще дышите свежим воздухом и обязательно через нос. Быстрая ходьба стимулирует глубокое дыхание.

Купание. «Чистота уступает только божественности». Купание и водные процедуры крайне необходимы для здоровья и физической красоты, точно так же, как чистый воздух, пища и упражнения необходимы для развития тела. После занятий обязательно принимайте душ с последующим энергичным растиранием полотенцем.

Сон. Я являюсь сторонником сна и очень в него верю. Это самый лучший источник энергии. Очень важно, чтобы сон не прерывался. Чтобы этого достигнуть, помните следующее правило: когда вы ложитесь спать, внушите себе, что вы должны расслабить каждый мускул своего тела. Когда вы находитесь в расслабленном состоянии, сон придет без всяких усилий с вашей стороны. Спальня должна быть хорошо проветрена и иметь непрерывный доступ свежего воздуха. Последняя еда должна быть легкой, и ее нужно принимать по крайней мере за три часа до сна.

Тренировка. Я стою на позиции постепенного увеличения нагрузки, а не резкого начала тяжелой работы. У молодого человека в запасе тридцать или около того лет, чтобы развивать свои физические возможности. Зачем же торопиться?»

Динамические упражнения «Самсона»

Для упражнений применяется отягощение в виде мешка, заполненного опилками, которые по мере тренированности постепенно заменяются песком. Сам «Самсон» тренировался с мешком, который заполнялся дробью. Мешок можно сделать из кожи, клеенки, дерматина и т. п.

После двух недель занятий с начальным весом 4–7 кг вынимают из мешка пригоршню опилок и заменяют пригоршней песка. В дальнейшем эта замена производится через каждые 3–4 дня. Упражнения выполняются утром и вечером ежедневно.

При выполнении упражнений особое внимание нужно обращать на постановку правильного дыхания. Вдох должен совпадать с наиболее выгодными условиями для расширения грудной клетки и затратой наименьших усилий при выполнении упражнений. Такие условия создаются при выпрямленном корпусе и разведении или поднимании рук.

Для выдоха наиболее благоприятным положением является сгибание корпуса, сведение или опускание рук. Темп движений при выполнении упражнений первое время должен быть медленным, а по мере тренированности – средним.

Следует сказать, что это – начальная стадия тренировки, в дальнейшем занятия проходили по индивидуальным схемам, которые рекомендовал «Самсон».

1. Мешок на полу около ног. Наклонитесь, возьмите мешок руками и, выпрямляясь, поднимите его на грудь. Сделав паузу, выжмите мешок вверх на прямые руки. Четко зафиксировав, опустите отягощение на грудь, а затем на пол. Упражнение повторите 10–15 раз (рис. 281).

2. Мешок в руках на груди. Медленно присядьте на носках с одновременным выжиманием мешка вверх на прямые руки. После отчетливой фиксации опустите мешок на грудь, одновременно выпрямляя ноги. Следите за синхронным движением рук и ног. Повторите упражнение 10–15 раз (рис. 282).

3. Мешок на ладони одной руки у плеча. Выжмите его вверх на прямую руку, поверните дважды влево и вправо. Затем опустите мешок к плечу. Повторяйте до утомления работающих групп мышц.

Через некоторое время нужно внести в упражнение изменение (главным образом для развития пальцев). Подняв мешок, начните двигать по отдельности каждым пальцем, как будто вы пытаетесь поднять его еще выше. Выполняйте до утомления работающих групп мышц (рис. 283).

4. Мешок на ладони согнутой руки у плеча, локоть отведен в сторону. За счет толчка руки и ног перебросьте мешок с одной руки на другую так, чтобы он описал полукруг. Постепенно повышайте траекторию полета. Повторите 10–15 раз (рис. 284).

5. Мешок в руках около коленей. Выпрямляя ноги и туловище, подбросьте мешок вверх над собой на один-полтора метра. Затем поймайте его на шею и лопатки (с амортизацией ног). После этого толчком сбросьте мешок влево от себя и, не давая упасть на пол, поймайте руками. Снова подбросьте мешок вверх, поймайте на шею и лопатки и сбросьте влево. Повторите 10–15 раз (рис. 285).

6. Лягте на пол на спину. Возьмите прямыми руками мешок, лежащий за головой. Медленно поднимите его вверх до вертикального положения рук. Опустите мешок на грудь, затем выжмите его и медленно опустите в исходное положение за голову. Повторите упражнение 10–15 раз (рис. 286).

7. Лягте на пол на спину. Согнув ноги, положите мешок на ступни. Сгибайте и разгибайте ноги. По мере тренированности упражнение выполняйте каждой ногой поочередно до утомления работающих групп мышц (рис. 287).

8. Мешок в опущенных руках. По дуге вверх-влево прямыми руками поднимите мешок над головой, затем по дуге вправо-вниз опустите руки. После этого выполните упражнение в другую сторону. Повторите упражнение 10–15 раз (рис. 288).

Концентрация внимания на четком выполнении упражнений составляет 50 процентов успеха! Изометрические упражнения

Краеугольным камнем системы физического развития «Самсона» является развитие крепости сухожилий – связующего звена между костями и мышцами. Эпиграфом к его системе может служить текст под фотографией, на которой «Самсон» несет на своих плечах лошадь: «Мускулы сами по себе не поднимут лошадь, а сухожилия поднимут, но их нужно тренировать, их нужно развивать, и способ увеличения их крепости существует».

Лет тридцать назад применение изометрических упражнений произвело сенсацию в спортивном мире. Многие спортсмены, включив в тренировки эти упражнения, стали повышать результаты. Изометрия – не новинка последних лет. Александр Иванович Засс включал изометрические упражнения в свои тренировки, а в двадцатых годах пропагандировал свою оригинальную систему статистических упражнений с цепями. Он говорил: «Надо развивать то, что лежит в основе мускула, особенно сухожилия, а не объем мышц». Он считал, что для развития настоящей атлетической силы поднимать пуды железа вовсе недостаточно. Нужно добавить и нечто другое. Если, например, попытаться согнуть толстый металлический прут или порвать цепь, эти внешне тщетные попытки при многократном повторении окажутся очень эффективными для развития крепости сухожилий и силы мышц. Это и есть пример изометрических упражнений, при котором мышцы хотя и напряжены, но длина их не меняется и движений в суставах нет. Продолжительность изометрических упражнений зависит от степени мышечного напряжения. Первое время упражнения нужно выполнять с небольшим напряжением 2–3 секунды и только после месяца тренировки можно переходить к максимальным напряжениям и по мере тренированности доводить их до 5–6 секунд. Тренировка не должна превышать 15 минут.

Включая изометрические упражнения в тренировку, следует помнить: сила, приобретенная этим методом, максимально проявляется лишь в том положении туловища, рук и ног, в котором она «вырабатывалась». Перед началом упражнений необходимо проделать тщательную разминку главным образом для мышц и суставов, на которые будет приходиться наибольшая нагрузка. В противном случае возможны травмы. Максимальные усилия прикладываются не рывком, а с постепенно нарастающим напряжением. Упражнения выполняются на вдохе. После выполнения каждого упражнения минуту походите, сделайте дыхательные упражнения, расслабьте те мышцы, на которые была направлена наибольшая нагрузка. Изометрические упражнения дадут хороший эффект, если вы будете сочетать их с динамическими упражнениями с гирями, гантелями, эспандером. А в комплексе с занятиями бегом, плаванием, закаливающими процедурами они помогут укрепить здоровье и повысить работоспособность.

Людям с ослабленной сердечно-сосудистой системой, страдающим гипертонией и имеющим лишний вес, изометрические упражнения противопоказаны.

Выполнять упражнения можно с помощью разных снарядов – металлического прута, цепей, толстого шнура. Можно выполнять изометрические упражнения и без всяких приспособлений. Например, вы давите ладонь на ладонь перед грудью или стараетесь растянуть в стороны сцепленные перед грудью руки. «Самсон», например, использовал металлические прутья и цепи. К цепям он прикреплял металлические ручки треугольной формы с крючками, которые при необходимости перецеплял, удлиняя или укорачивая отрезок цепи. В исходном положении цепь должна быть натянута.

1. Цепь в согнутых руках перед грудью, локти на уровне плеч. Прикладывая усилие, пытайтесь растянуть цепь (рис. 289).

2. Цепь в согнутых руках за головой. Меняя рабочий отрезок цепи, старайтесь растянуть цепь (рис. 290).

3. Для выполнения упражнения нужны две цепи. Проденьте в ручки ступни ног, возьмите другие ручки цепи в руки и поднимите их к плечам. Старайтесь поднять цепи вверх. Затем перецепите ручки на уровень с головой, выше головы и растягивайте цепи (рис. 291).

4. Сделав выдох, обмотайте цепь вокруг груди и закрепите ее. Затем, глубоко вдохнув, напрягите грудные мышцы и мышцы спины и попытайтесь разорвать цепь (рис. 292).

5. Ноги на ширине плеч. Одна ручка цепи в прямой руке у левого колена, другая – в согнутой в локте правой руке у пояса. Растягивайте цепь. Повторите со сменой исходного положения (рис. 293).

6. Закрепите один конец цепи за крюк в стене на уровне пояса, а другой возьмите в руки. Ноги поставьте шире плеч. Тяните за цепь, стараясь вырвать крюк из стены (рис. 294).

7. Закрепите один конец цепи за неподвижный крюк в полу, к другому концу прикрепите ручку и возьмитесь за нее на уровне коленей. Напрягая мышцы ног, спины и рук, пытайтесь оторвать крюк от пола. Повторите упражнение, держа цепь на уровне пояса и за спиной (рис. 295).

8. Возьмите в руки толстый металлический прут, согнутый в форме подковы. Ноги поставьте на ширину плеч, слегка согните в коленях. Прикладывая усилие, пытайтесь соединить концы прута, держа сначала руки перед грудью, потом на уровне коленей. Затем сгибайте прутья разной толщины до формы подковы (рис. 296).

Делаем оберег «Солнечный конь»

Идет неделя посвященная лошадям. Порылась я в закромах и нашла свой старенький мастер-класс по изготовлению оберега «Солнечный конь». Авось кому-нибудь пригодится!

Делать коника просто. Думаю, вполне можно привлечь и деток.

Идея, конечно, не моя. Еще наши пра-пра-пра (и много раз пра. ) бабушки и дедушки, мастерили таких коников из травы, лыка или соломы.

Конь или коник, один из самых древних и традиционных оберегов славян. Образ коня связан с солнцем. Приносит в дом удачу, достаток, свет и тепло. Традиционно, солнечный конь считается мужским оберегом. Как и все куклы-обереги, делается без глаз, во избежание проникновения в куклу злых духов. И без применения иглы, так как обереговую куклу нельзя колоть.

Я предлагаю сделать такого коника из джутового или льняного шпагата. Этот материал вполне доступен городским людям — его можно купить в хозяйственном магазине.

Такого коника можно подарить дорогому мужчине или коллеге, в дополнение к основному подарку, с пожеланием «быть всегда на коне». Отлично подойдет коник в качестве игрушки деткам. А может, станет украшением интерьера.

Для работы нам понадобится:

  • джутовый или льняной шпагат;
  • разноцветные хлопковые нитки (например, «Ирис»);
  • тонкие нитки под цвет шпагата;
  • парчовая, жаккардовая тесьма или кусочки цветной ткани (лучше натуральной);
  • ножницы;
  • клей.

Заранее извиняюсь за качество фото. Мастер-класс делала очень давно.

Приступим.

1. Приготовим два пучка шпагата примерно по 35 см длиной. Для этого наматываем на картонку или книгу шпагат и разрезаем. Я всегда делаю детали с запасом длины.

2. Первый пучок перевязываем ниткой, чуть отступя от середины. Второй пучок пока откладываем.

3. Расправляем более длинную сторону пучка в виде пальмы.

4. Прижимаем к нижней части пучка и перевязываем ниткой.

5. Делаем из короткого отрезка шпагата восьмерку и перевязываем посередине.

6. Разделяем пучок на половинки (нижнюю часть делаем немножко тоньше — берем меньше ниток 🙂 Вкладываем восьмерку-ушки и перевязываем пучок ниткой позади них. Получилась голова коника.

7. Для гривы готовим семь пучков шпагата, примерно 15 см длиной.

8. Первым пучком обхватываем шею коника и обматываем цветной ниткой.

9. Накладываем второй пучок и той же ниткой обматываем.

Таким образом, делаем всю гриву. Можно сделать второй ряд нитками другого цвета. При этом нить мотаем в другую сторону, для того чтобы пучки гривы не перекосило. То есть, если вы при переходе нитки с одного пучка на другой заводили нить снизу вверх, то теперь наоборот, надо заводить сверху вниз.

10. Берем отложенный длинный пучок шпагата и обхватываем первый пучок ниже гривы. Обматываем нитью красного цвета. Отступя немного дальше, также обматываем, обозначая среднюю часть тела.

11. Готовим пучок шпагата для задних ног коника. Количество ниток в нем, должно быть такое же, как и в первом большом пучке из которого формировали голову, шею и передние ноги коника. В моем случае, это 28 ниток. Перевязываем пучок посередине.

12. Делим пучок-тело на две части. Нижняя часть должна быть немного тоньше верхней. Вкладываем между половинками заготовку задних ног и перевязываем пучок-тело позади них.

13. Делим оставшуюся часть самого первого пучка пополам и обматываем каждую половинку нитками, стараясь класть виток к витку, без перехлестов. Получились передние ноги коня. Также обматываем задние ноги. Подравниваем ноги, гриву и хвост.

14. Привязываем шнурок или толстую нить к морде коника. Подтягиваем, формируя наклон головы и завязываем под гривой.

15. Попону можно сделать из куска широкой тесьмы, распустив ее края. Чтобы попона держалась на конике, можно прошить ее нитью и завязать под брюхом коня. Ни в коем случае не пришивайте попону непосредственно к конику! Обереговые куклы нельзя колоть иголками!

Попону также можно приклеить с помощью универсального клея.

Можно сделать тяжеловеса, или тонконогого скакуна — как вам больше нравится!

Попону можно сделать из кусочков ткани. Я делала из двух лоскутков. Нижний льняной и верхний хлопковый. Тоже получается симпатично.

Можно распушить гриву и хвост коня и начесать.

Железный Самсон, или История человека, которого переехал грузовик, а он выжил!

Ай могучие да сильные богатыри на Руси-Матушке! Весь мир, весь ХХ век потряс русский силач, атлет, циркач – Александр Засс.

Это удивительное событие произошло в далеком 1938 году в Англии. Вся толпа пришла в ужас от того, что грузовик, груженный углем, переехал человека. Но вот уже мгновением спустя «потерпевший» весело отряхивается от пыли и грязи, приветствуя ликующую публику. Его звали Самсоном.

Четыре десятилетия цирковые афиши пестрели именем русского богатыря, а билеты разлетались как горячие пирожки. И не мудрено, ведь все жаждали посмотреть на диковинные силы человека по имени Самсон. В его репертуар входили такие будоражащие сознание выступления:

· Ношение лошади на плече или пианино вместе с пианисткой;

· Ловля ядра весом в 9 кг, которое выпускали из цирковой пушки;
· Забивание гвоздей в доски руками и их вытягивание;

· Ловля ассистенток руками, которые вылетали из цирковой пушки;

· Разрывание пальцами звенья металлических цепей;

· Удерживание в зубах подвешенного за канат пианино, будучи самим подвешенным под куполом;
· Отрывание от пола и удерживание в зубах металлической балки с ассистентками на концах…

Это время проходило под знаком триумфа человеческого духа и силы над физическими законами. Самсон, или, как его зовут по-настоящему, Александр Иванович, был ростом всего 167, 5 см и с весом около 80 кг. Согласитесь, задатки не богатырские. Но это не остановило его и не стало причиной отказа от мечты детства – стать атлетом и выступать в цирке.

Началось все с того, что как-то раз в родной город будущего звездного мальчика приехал цирк. Отец Александра повел сына поглядеть на представления. В одном из номеров силач согнул подкову, а потом предложил разогнуть ее тому, кто осмелиться выйти. Вся публика замерла, никто не решился попытать силы. И вдруг Иван Петрович Засс, отец, вышел на сцену и разогнул подкову. А потом вдобавок поднял руками деревянную балку, оторвав ее от пола. Восторженный зал вспыхнул улюлюканьем и аплодисментами. Тогда-то и зародилась мечта в душе у маленького Саши стать силачом и проделывать такие трюки.

Вскоре мальчик стал заниматься, выписывая из Москвы книги по атлетизму. Он заочно стал учеником самых знаменитых в то время спортсменов: Сандова, Крылова, Дмитриева и прочих. Он делал большие успехи, но у него не отнимешь того, что именно упорство, строгий график занятий, питания, отдыха сделали из него могучего богатыря. Вскоре Александр начал работать в цирке ассистентом у самого Дурова.

На войне пронес раненную лошадь полкилометра до дома

Избежал ампутации обеих конечностей силой воли

Что и говорить, Александр Иванович обладал такой силой духа и верой в свое тело и способности, при этом умел правильно распорядиться энергией. Примером тому следующая история. Во время войны наш атлет попал в плен к австрийцам. Он был ранен в обе ноги шрапнелью. Местный фронтовой врач уже готовил пациента к ампутации обеих конечностей, но Александр взмолился этого не делать. Он сам себя излечил: силовые упражнения и духовное наполнение спасли его жизнь.

После войны он опять возвратился к любимой работе. Ездил много по Европе, придумывал разнообразные новые трюки, радовал публику. Он отдал этому приблизительно шестьдесят лет своей жизни, посвятив ее полностью своему любимому делу. И даже в семидесятилетнем возрасте активно выступал на арене, но уже как дрессировщик, хотя и силовые трюки тоже частенько проделывал.

Возвращаясь опять в начало этого рассказа, вспомним о громком успехе в Англии. До сих пор в холле знаменитого зала «Альгамбра» весит афиша с описанием очень описного трюка, который проделал Александр Засс. Там говорится о том, как Самсон, будучи подвешенным за одну ногу за подъемный кран, держал в зубах металлическую балку. Если бы он ее не удержал, то вся публика, раскинувшаяся по всей площадке, никогда бы не поведала об удивительной силе русского Самсона.

Английские издания называли Александра «сильнейшим человеком на земле», говорили, что «его мускулы сделаны из стали» и прочее.

Умер великий силач на 74-м году жизни. Похоронен в Лондоне.

Богатырская сила или самые крупные лошади мира

Еще с самых древних времен, как только человек приручил лошадь, он нуждался в массивных и выносливых животных. Вспомним хотя бы рыцарских коней или верных скакунов русских богатырей. Они были в росте около двух метров и весили порядка одной тонны. Существуют ли сегодня такие красавцы и кто самая большая лошадь в мире? Ответы на эти вопросы узнайте вместе с нами, а фото и видео станут увлекательным сопровождением при чтении.

Кто самый большой в мире?

Узнать о том, как выглядели средневековые боевые лошади, мы можем, взглянув на некоторые современные породы тяжеловозов. Так, например, мощные бельгийские Брабансоны или английские Шайры сегодня являются прямыми потомками рыцарских скакунов. А в таких отечественных породах, как Владимирский или Советский тяжеловоз течет кровь богатырских коней. Однако, как ни странно звучит, даже среди этих великанов есть свои рекордсмены. Эти лошади заслуженно носят звания «самых больших» и их можно увидеть на самых интересных видео.

Великий Самсон

Самая большая лошадь – это жеребец Самсон, вес которого достигал 1,52 тонны, а рост в холке был 2,20 метра. Почему был? Самсон жил еще в XIX веке и, к сожалению, сегодня практически не осталось его фото. Жеребец породы Шайр родился в 1846 году в английском городке Бедфордшир. Уже в четыре года этот конь был самым большим и мощным не только во всей Англии, но и в мире. Тогда же его переименовали в Мамонта. Его рекорд по высоте так и не удалось превзойти ни одной лошади после.

Гигант Диггер и Бруклин Сьюприм

Говоря о самых крупных лошадях в мире, невозможно не сказать о Диггере и Бруклине Сьюприме. Диггер – это шайр, который в свои пять лет весит 1200 килограмм и имеет рост 2,02 метра. Ежедневно этот жеребец съедает более 25 кг сена и пьет около 75 литров воды. Вполне вероятно, что он сможет приблизиться к рекорду Самсона.

Гнедо-чалый жеребец бельгийской породы Бруклин Сьюприм также относится к лошадям-великанам. В 10 лет его масса составляла 1451 килограмм, а рост в холке – 1,98. Это животное было настолько необъятным, что ему требовались подковы общим весом более 13 кг.

Американский рекордсмен Биг Джейк

Биг Джейк – это 9-летний Брабансон, который в Книге Гиннеса записан, как самый высокий конь в мире. По росту он отстает от Самсона всего на 3 сантиметра, а его вес по последним данным зафиксирован 2,6 тонны. Биг Джейк имеет потомка – жеребца по кличке Эйнштейн. Посетители конюшни просто в восторге от размеров Биг Джейка. Смотрите фото.

Гигант современности

Сегодня также есть самая крупная лошадь. По данным на 2007 год 16-летний Шайр по кличке Крэкер имеет рост в холке 1,98 метра и вес 1200 килограмм. Жеребец проживает в английском графстве Линкольншир и претендует также на Книгу рекордов. Пока конь мирно живет на конюшне и уже стал настоящей звездой телеэкранов.

Какая порода считается самой крупной?

Самые крупные лошади современности – это всем известные тяжеловозы. Одними из самых мощных являются бельгийские Брабансоны. Их вес уже в 5-6-летнем возрасте достигает тонны, а иногда и более. Высота в холке взрослых жеребцов достигает 170 сантиметров. Эти лошади превосходные работяги, поэтому успешно используются в виде живых тракторов в сельских работах.

Ардены

Ардены – это еще одни представители бельгийского тяжеловозного коневодства. Эта порода очень древняя и была выведена в XIX веке на территории Арденнской возвышенности. Известно, что этих коней использовала армия Наполеона для перевозки тяжелых пушек и снарядов. И хотя эта порода сегодня относится к типу мелких тяжеловозных лошадей, в Прибалтике разводят более крупных Арденов. Многие из них могут по силе сравниться с Брабансонами.

Шайры – это потомки боевых рыцарских коней и сегодня являются самыми крупными английскими тяжеловозами, что видно на фото. Медленные, но очень сильные и могучие лошади, Шайры могут тянуть груз в пять раз тяжелее собственного веса. Рост в холке у жеребцов достигает 1,65-1,75 метров, вес – 1000-1200 килограмм. Эта порода очень нарядная и красивая, поэтому регулярно является участником различных конных выставок и шоу.

Першероны

Еще одни очень большие и крепкие кони, что демонстрирует фото. К тому же при своем огромном росте и весе, эти тяжеловозы считаются самыми грациозными и изящными. И большей мерой это связано с тем, что в этой французской породе течет кровь арабских скакунов. Эти лошади были выведены в начале XIX века в провинции Перш. При селекционных работах использовались бретонские и булонские жеребцы.

Интересно! Першеронов любят в России, их разводят в Октябрьском конном заводе Ульяновской области.

Русский тяжеловоз

Наша страна также может похвастаться лошадями одними из самых крупных в мире. Так, например, далеко за пределами России свою славу получила порода Русский тяжеловоз. Выведенные на основе арденов с приливом крови першеронов и брабансонов, эти кони получились мощными и пропорциональными, что мы и видим на фото. До 1952-года наша порода именовалась, как русский арден. Лошадь отличается невероятной силой и является постоянным победителем крупных соревнований.

Фотогалерея

Предлагаем более подробно рассмотреть представителей самых крупных пород на фото и видео.

Видео «Топ 10 — самые большие лошади в мире»

В этом видео вы увидите рейтинг самых мощных и крупных коней в мире. Все они представители группы тяжеловозов.

Русские сани для лошади и телега. Делаем своими руками

Жители или гости российских деревень наверняка знают о том, как выглядят настоящие конские сани или простая телега. Несмотря на то что телега является весьма примитивной и не вписывается в современный 21 век, она все же используется в частном хозяйстве. Но все ли знают, как правильно изготовить такие сани самостоятельно? Если нет, то ниже имеется подробная инструкция об этом.

Телега

Телега, которую часто в народе называют возом, является упрощенным вариантом четырехколесной конной повозки. Телега чаще всего применяется в качестве грузового или транспортного средства. Телега в привычном для всех виде возникла в далеком 12 веке. Тогда она использовалась исключительно для грузовых перевозок. В те временна повозка полностью изготавливалась только из дерева, включая даже крупные колеса. Сегодня тоже телеги делаются из дерева, но рама для нее изготавливается из металлической конструкции. Для изготовления колес в настоящее время используются резиновые рессорные шины.

Несмотря на то что в народе часто используется слово «телега», обобщая все рабочие и транспортные повозки, все же имеются некоторые различия между ними. Телега представляет собой безрессорную повозку, которая рассчитана на одну лошадь и способна перевозить до 700 кг груза. Для того чтобы запрячь лошадь в такую повозку, используется оглобельная или дышловая упряжь. Расстояние между колесами у всех типов телег должно быть равно 1 м . Стоит также обратить внимание на то, что диаметр передних колес должен быть меньше, чем диаметр задних. Вес такой телеги составляет около 200 кг .

Конструкция обычной телеги состоит из следующих составляющих:

  • Ходовая часть, в которую входит рама с двумя осями, колеса и надосники;
  • Кузов, который представляет собой деревянную платформу с бортами или без них;
  • Оглобли.

Телеги могут быть как бортовыми, так и платформенными. Тип телеги зависит от цели ее использования. Платформенный тип телег чаще всего используется для перевозки крупного груза. Телега с бортами может служить как для перевозки сена и небольших грузов, так и выполнять функции транспортного средства. Весьма удобными являются телеги с откидными бортами, что позволяет в любое время превратить грузовую повозку в транспортную.

Самая читаемая статья за сегодня:  Шкатулка из куклы

Галерея: русские сани для лошади (25 фото)

Деревянные русские сани

Многие знают, что конные сани являются старинным традиционным способом русской езды. Но мало кто знает о том, что такие деревянные старинные сани относятся к самому древнему виду транспорта. Первые изображения таких саней были обнаружены археологами при раскопках в древнем Риме. Тогда на простые полозья укладывались тяжелые грузы и строительные блоки. На Руси такие сани использовались в основном зимой в качестве основного передвижного вида транспорта по снегу.

Весь мир слышал легенды о знаменитой русской тройке с санями и со звенящими бубенцами. Немалая часть нашей культуры связана с деревянными санями. В различных регионах древней Руси были свои традиции мастерства и конструкции саней. Сегодня сани принято разделять на несколько видов:

К самому простому типу относятся розвальни, которые крестьяне использовали в качестве грузового транспорта. Если говорить о самых удобных и компактных, то это городской тип.

Сани для лошади своими руками

Теперь рассмотрим пошаговую инструкцию о том, как можно сделать сани для лошади самостоятельно своими руками. Однако перед тем как приступить к делу, необходимо подготовить все необходимые материалы. Практически все такие материалы можно найти у себя в гараже, поэтому за ними не придется специально бежать в магазин.

Подготовка

Итак, для изготовления конных саней понадобятся следующие материалы и инструменты:

  • Трубы диаметром 25- 50 мм для изготовления стоек и полозьев;
  • Металлические листы;
  • Уголки или швеллера;
  • Доски;
  • Листы фанеры;
  • Лакокрасочный материал;
  • Пара банок краски по металлу и дереву;
  • Слесарные инструменты.

В принципе, это все, что понадобится для изготовления саней. Теперь можно переходить к основной работе.

Изготовление полозьев

Изготовление полозьев является самой трудоемкой частью. Для того чтобы сделать полозья, потребуются металлические трубы. Предпочтительнее будет использовать следующие виды стали:

  • Нержавеющая;
  • Углеродная.

Трубы обычно берут на пару метров длиннее, чем будут сами сани, так как полозья необходимо будет еще загнуть. Сделать это можно с помощью специального инструмента – трубогиба. Если такого инструмента нет под рукой, то можно их согнуть и другим методом – насыпать в трубы песок и хорошо нагреть, после чего они будут хорошо гнуться.

Изготовление остальных частей и сборка саней

После изготовления полозьев можно приступать к изготовлению стоек, которые являются немаловажной частью саней. Для того чтобы сани не просели под большой тяжестью, стойки необходимо устанавливать с каждой стороны. Поэтому чем больше будет стоек, тем больше груза они выдержат. Стойки тоже делаются из металлических труб, но более тонких. Также стойки можно вырезать из деревянных досок.

После этого можно делать поперченные перекладины, которые, как и стойки, составляют основу. Для того чтобы сани более прочные и долговечные, можно сварить все основные части транспорта между собой.

Из труб необходимо сделать «кобылки», которые привариваются к полозьям по 6 штук с каждой стороны. Их длина должна быть около 10 см . После этого остается прикрепить пластины из металла. На эти пластины потом крепятся оглобли.

Те части, которые не несут нагрузки, необходимо облегчить, ведь у вас будет лошадь, запряженная в сани, а не мул. Какие-то части из дерева можно заменить фанерными листами. Так животному будет намного легче тащить груз, а внешне разница почти незаметна.

Последние штрихи

Когда основная конструкция будет полностью готова, саням необходимо придать «товарный вид». Для этого надо зачистить все видимые швы, провести косметическую работу. После этого остается только покрасить сани, некоторые части покрыть лаком, прикрепить удобное сиденье, положить на них шкуры и можно запрягать лошадь!

Как сделать сани для лошади своими руками

Издавна, путешествуя на большие расстояния, люди использовали лошадей, запряжённых в телегу или повозку, а в условиях зимы — сани. Зимний вид транспорта популярен и сегодня (в хозяйстве, спорте, для развлечения), потому поговорим о санях, их видах и самостоятельном изготовлении.

Особенности и виды саней

Сани представляют собой подобие телеги, только вместо колёс они стоят на полозьях (грубо говоря, на двух крепких планках, изогнутых вверх в передней части конструкции).

Их форма и размеры могли быть различными, в зависимости от применения. Например, для перевозки пассажиров были, как вариант, сани с высокой спинкой и защитой от комьев снега, летящих из-под копыт лошади, а для перевозки грузов — модель более прочная и устойчивая, способная выдержать большую нагрузку.

Сегодня по назначению различаются такие виды саней:

    городские — двухместные, компактные, лёгкие (ими легко управлять в условиях городских улиц);

Сакральное значение саней раскрывается в древних традициях многих народов. Славяне, финны, западноевропейские племена их использовали в похоронных обрядах как в качестве транспорта, так и в качестве носилок для покойного.

Даже в Древнем Египте на них везли мумию фараона до гробницы. На Руси сани использовались и в свадебных обрядах: жених и невеста, каждый на своём богато украшенном транспорте, отправлялись в церковь на венчание.

Как сделать сани своими руками

Прежде чем браться за изготовление саней, следует подготовить материалы и чертежи изделия (например, чертёж простой модели, которую в дальнейшем можно усовершенствовать).

Какие инструменты необходимо иметь

В зависимости от материала могут понадобиться следующие инструменты:

  • сварочный аппарат;
  • трубогиб;
  • лобзик;
  • шлифмашина;
  • пассатижи;
  • дрель и свёрла по металлу;
  • паяльная лампа.

Материалы для саней

Материалы выбирайте, ориентируясь на назначение модели: металл, дерево, пластик.

В работе пригодятся:

  • металлические трубы, листы и уголки;
  • фанера;
  • крепёжные шипы;
  • саморезы;
  • пластиковые трубы;
  • лакокрасочные материалы.

Изготовление полозьев

Металлические полозья хороши прочностью и быстротой сборки. Для того чтобы их загнуть, понадобится трубогиб. Для работы по дереву требуются специальные навыки и аккуратность. Сначала на деревянной поверхности делают эскиз, затем с помощью лобзика выпиливают деталь согласно размерам.

Готовые элементы необходимо отшлифовать до гладкости от имеющихся зазубрин и шероховатостей. Если навыки столяра отсутствуют, деталь можно заказать специалисту. Пластиковую модель изготавливают из цельных труб, загибая их с помощью паяльной лампы. Такие полозья будут лёгкими и маневренными, но для лучшей устойчивости и долговечности их необходимо обшить полосами из металла. Для сборки полозьев в единую конструкцию, в поперечинах просверливают отверстия и крепят полозья с помощью планок из металла, дерева.

Пошаговая инструкция сборки

Переходим к изготовлению оставшихся деталей и сборке саней:

  1. На каждую боковую сторону необходимы минимум две (лучше три) боковые стойки. Примерная длина отрезков выбранного материала 25 см.
  2. Затем по количеству стоек изготавливаются поперечные перекладины по ширине полозьев. Между собой стойки и перекладины соединяют, используя сварку или саморезы.
  3. На перекладины крепится лист фанеры или несколько широких досок.
  4. В месте крепления к оглобле наваривается (прикручивается) крепкая поперечная планка (траверса) с отверстиями для крючков и петель.
  5. Все швы и стыки зачищаются или зашлифовываются.
  6. Далее, по желанию, из досок и фанеры выпиливаются спинка и сиденье (или скамья, борта). Все детали собираются при помощи саморезов.
  7. Готовая модель окончательно шлифуется и обрабатывается лаком или краской.
  8. Для удобства зимние сани утепляют обивочным материалом.

Как правильно запрягать коня

Чтобы правильно запрячь лошадь, нужно немного разобраться в элементах упряжи:Дальнейший процесс по схеме таков:

  1. Одевается узда.
  2. Трензель (удила) предварительно нагревают в руках, чтобы холодный металл не причинил боли животному.
  3. Правой рукой придерживается шея коня, левой накидывается упряжь, контролируя правильное положение седёлки.
  4. Поправляются и выравниваются шлеи.
  5. Подпругу (чересседельник) затягивают так, чтобы не передавить брюхо лошади.
  6. Продевают через голову хомут и заводят коня между оглобель.
  7. Закрепляется дуга и оглобли петлями от седёлки. Крепление дуги нужно проверить, чтобы она не толкала лошадь на ухабах.
  8. Далее затягивают супонь и закрепляют вожжи с уздой.

В случае с комбинированной упряжью, оглоблю заменяет дышло, а пристёжка лошади осуществляется посредством постромок. В условиях нашего климата, сани являются надёжным помощником для сельских жителей и сегодня.

Видео: как правильно запрягать лошадь Простой, но безотказный транспорт преодолеет укатанный скользкий наст и весенний мокрый снег. Если имеющиеся в продаже модели слишком дорогие, самостоятельное изготовление не потребует слишком много времени и труда.

Мастер-класс по изготовлению оберега «Солнечный конь».

Наши пра-пра-пра-бабушки и дедушки, мастерили таких коников из травы, лыка или соломы.

Конь или коник, один из самых древних и традиционных оберегов наших Предков. Образ коня связан с Солнцем, он приносит в дом удачу, достаток, свет и тепло. Традиционно, солнечный конь считается мужским оберегом. Как и все куклы-обереги, делается без глаз, во избежание проникновения в куклу злых духов, и без применения иглы, так как обереговую куклу нельзя колоть.

Народная кукла хранит в себе «ключи» к обретению Силы и Мудрости наших Предков. Изготовление её своими руками – это возможность духовно и энергетически соединиться с Родовыми Корнями, развить в себе Силу Духа, раскрыть глубину своей Души и получить Жизненную Силу для совершенствования.

При изготовлении любой обрядовой куклы очень важны чистые мысли, возвышенное внутреннее состояние. Именно такими энергиями мы должны заряжать нашу куклу. Ведь кукла – это проявленное обращение к Родным Богам-Предкам, Природе, Космосу.

Солнечного коня можно сделать из джутового или льняного шпагата. Этот материал вполне доступен всем людям — его можно купить в хозяйственном магазине.

Такого коника можно подарить дорогому мужчине с пожеланием «быть всегда на коне». А можно, подарить своим родным и близким, как оберег, приносящий в дом удачу, счастье и процветание.

Для работы нам понадобится:

  • джутовый или льняной шпагат;
  • разноцветные хлопковые нитки (например, «Ирис»);
  • тонкие нитки под цвет шпагата;
  • парчовая, жаккардовая тесьма или кусочки цветной ткани (лучше натуральной);
  • ножницы;
  • клей.

Приступим.

1. Приготовим два пучка шпагата примерно по 35 см длиной. Для этого наматываем на картонку или книгу шпагат и разрезаем. Я всегда делаю детали с запасом длины.

2. Первый пучок перевязываем ниткой, чуть отступя от середины. Второй пучок пока откладываем.

3. Расправляем более длинную сторону пучка в виде пальмы.

4. Прижимаем к нижней части пучка и перевязываем ниткой.

5. Делаем из короткого отрезка шпагата восьмерку и перевязываем посередине.

6. Разделяем пучок на половинки (нижнюю часть делаем немножко тоньше — берем меньше ниток 🙂 Вкладываем восьмерку-ушки и перевязываем пучок ниткой позади них. Получилась голова коника.

7. Для гривы готовим семь пучков шпагата, примерно 15 см длиной.

8. Первым пучком обхватываем шею коника и обматываем цветной ниткой.

9. Накладываем второй пучок и той же ниткой обматываем.

Таким образом, делаем всю гриву. Можно сделать второй ряд нитками другого цвета. При этом нить мотаем в другую сторону, для того чтобы пучки гривы не перекосило. То есть, если вы при переходе нитки с одного пучка на другой заводили нить снизу вверх, то теперь наоборот, надо заводить сверху вниз.

10. Берем отложенный длинный пучок шпагата и обхватываем первый пучок ниже гривы. Обматываем нитью красного цвета. Отступя немного дальше, также обматываем, обозначая среднюю часть тела.

11. Готовим пучок шпагата для задних ног коника. Количество ниток в нем, должно быть такое же, как и в первом большом пучке из которого формировали голову, шею и передние ноги коника. В моем случае, это 28 ниток. Перевязываем пучок посередине.

12. Делим пучок-тело на две части. Нижняя часть должна быть немного тоньше верхней. Вкладываем между половинками заготовку задних ног и перевязываем пучок-тело позади них.

13. Делим оставшуюся часть самого первого пучка пополам и обматываем каждую половинку нитками, стараясь класть виток к витку, без перехлестов. Получились передние ноги коня. Также обматываем задние ноги. Подравниваем ноги, гриву и хвост.

14. Привязываем шнурок или толстую нить к морде коника. Подтягиваем, формируя наклон головы и завязываем под гривой.

15. Попону можно сделать из куска широкой тесьмы, распустив ее края. Чтобы попона держалась на конике, можно прошить ее нитью и завязать под брюхом коня. Ни в коем случае не пришивайте попону непосредственно к конику! Обереговые куклы нельзя колоть иголками!

Попону также можно приклеить с помощью универсального клея.

Можно сделать тяжеловеса, или тонконогого скакуна — как вам больше нравится!

Попону можно сделать из кусочков ткани. Я делала из двух лоскутков. Нижний льняной и верхний хлопковый. Тоже получается симпатично.

Можно распушить гриву и хвост коня и начесать.

Как сделать маску лошади своими руками

Маска лошади может понадобиться ребенку в школу или в сад не только на новогодний утренник. Лошадка — героиня многих сказок. Она пригодится и для открытых уроков литературы в школе, и для праздничных постановок на торжества.

Варианты масок

Есть несколько вариантов масок, сделанных своими руками:

  1. Маска-голова лошади из бумаги на ободке или на резинке. Шаблон можно сделать самим или использовать уже готовую схему. Преимущество в том, что делается она просто. Особенно если сразу вырезать все детали из цветного картона. Зато также быстро рвется.
  2. Маска из бумаги объемная. Здесь придется потрудиться. Чтоб сделать такую 3D-маску, понадобится идеально правильная выкройка. Иначе поделка будет испорчена, а лошадь окажется совсем на себя непохожа.
  3. Маска из поролона или из фетра. Еще одна разновидность объемных масок. Чтоб сделать ее, следует вырезать из поролона каждую деталь, а затем соединить их между собой. Готовая лошадиная морда надевается прямо на голову. Это сложный, но зато самый надежный вариант маски своими руками.

Мы решили сделать обыкновенную бумажную маску, чтоб вы могли творить вместе с нами.

Подготовка материалов

Уверены, все необходимое найдется в каждом доме. Удобнее организовать работу за столом, так как займемся рисованием. Но для начала необходимо подготовить:

  • клей — подойдет любой;
  • листы цветной бумаги;
  • фломастер черный;
  • лист бумаги А3;
  • ножницы;
  • шаблон лошадиной головы формата А4.

Шаблон можно нарисовать самостоятельно. Не забываем, что наша лошадка сказочная. Ничего страшного, если во время рисования будут какие-то неточности. Мордочка, которая смотрит на вас с листа бумаги, похожа на лошадиную? Значит, что вы все сделали верно.

Ход работы

Мы решили, что наша лошадка будет коричневого цвета, но она может также оставаться белой, быть голубой или розовой. Особенно если это маска для девочки. Тогда лошадка напомнит героев любимых мультиков о пони. Приступаем к работе.

  1. Переводим рисунок с шаблона на бумагу основного цвета. У нас это коричневый.
  2. Вырезаем голову.
  3. Вырезаем из цветной бумаги все остальные детали отдельно. Это глаза, грива, поводья, часть ушек.
  4. Когда все детали вырезаны, клеим их на основу.
  5. Берем фломастер и обводим контуры.
  6. Рисуем лошадке глаза.
  7. Осталось сделать совсем немного. Почти готовую маску клеим на лист А3 на такой высоте, чтоб снизу осталась белая полоса. Это будущий ободок. С его помощью маска будет держаться на голове.
  8. Когда наша поделка высохла, вырезаем ее уже с ободком.

Симпатичная маска лошади, сделанная своими руками готова. Не спешите выбрасывать ее после того, как она сыграет свою роль. Положите бумажную поделку в книгу, чтоб она оставалась ровной. В дальнейшем маска коня может пригодиться. Тогда будет достаточно поменять ободок, и у вас почти готов новый маскарадный костюм.

Карета, Сани,Повозка своими руками.

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

В наше время уже редкость увидеть карету и тройку лошадей в городе, а ведь это очень интересная тема для мелкого бизнеса и хоть как-то поддержать фермера на плаву! Ещё в детстве держали лошадок и коров в пригороде небольшого городка, но со временем все земли в округе отдали под коттеджи и мы превратились в горожан,хоть и на земле! Чем только незанимался. и свиней держал-соседи отравили! Воняеть. в сес даже писали! Свими руками роды принимал. денег вбухал! Им нужна воля,как и нам! Даже авто ремонтировал, битые, красил,таксовал! НО всё НЕмоё. НЕ зря говорят, что в детстве нравилось. тем и займись. Перевернул много сайтов, но так и ненашёл как самому изготовить карету,сани, телегу. Если у кого есть такой опыт. Давайте поделимся .

Да, сани и телеги теперь редкость. У меня многие спрашивают где купить. Но. там где я брала уже не делают. Сани у нас деревянные, как делать знаю, но нет на это времени. А телега самодельная, делана под свои запросы. Проходимая, разборная, можно модернизировать. Сделали за два дня.
Файлы:
getimage.jpeg

На это место где мы отдыхаем а УАЗике не проехать, только на тракторе, а мы на тележке не напрягаясь.

Сани у нас деревянные, как делать знаю

Ольга, просьба, если будет время, сфоткайте сани со всех сторон, что бы было видно как сделаны.

Изготовление телег саней и экипажей.Моск обл. 89296577250 Алексей. blackkoval25@yandex.ru

Я сфоткала сани, сын на комп перекинет и выставлю. Сама не умею, надо ждать пока сын соизволит мне помочь.

филипп, ну вот и фото. Качетво конечно. на телефон, да и что фоткать незнаю. Если не то , то в понедельник сниму все палки, что нагородили для покатушек на завтра, там будет лучше видно. А вот заготавливать деревины для полозьев наверно скоро надо, когда движение сока пойдёт.
Файлы:
fotka-0177.jpg
fotka-0179.jpg
fotka-0181.jpg
fotka-0178.jpg
fotka-0180.jpg
fotka-0176.jpg
fotka-0175.jpg
fotka-0174.jpg

Ольга, спасибо огромное! Все хорошо видно, переснимать не надо. А некого спросить — из чего полозья делали? Что за древесина и какая часть дерева?

Надо спросить маму, а мама позвонит деверю. Ответ напишу. Что знаю точно- переплёты из черёмухи. Вроде и полозья из её. Надо распаривать и загибать, потом проволокой закрепить и дать высохнуть. Разузнаю точнее.

Сегодня катали на масленице, себе Зорька на год прживания заработала, а может и больше. Расходов никаких, уход минимальный, навоз дорогущий, а покатушки и того больше. А говорят : зачем лошадь.
И это помимо помощи и того что я её очень люблю.

В журнале "приусадебное хозяйство" была статья про изготовление дуг . Правдо довненько в старом издании. Вся сложность согнуть дерево не сломав .Насколько помню из расказов деда на дугу бралась ветла или черемуха , на полозья береза и закапывалось в горящий навоз ,а затем при помощи клинев постепенно сгибалось. Наровном крепком щите вбиты клинья в виде шаблона будующего изгиба . Сам пробывал давно из спортивного интереса ,гнул дугу по диску от мотоцыкла. В навоз порекомендовал бы закопать несколько заготовок и првязать к ним крепкие веревки или трос дабы неперекапывать . Когда начнете гнуть вытаскивайте одну и прбуйте можэт мало парили. Насчет полозьев на сани сейчас особо незаморачиваются гнут из трубы металической.

У меня сани сварные. Гнутая труба усилена железной полоской. За несколько лет эксплуатации я ее меняла несколько раз — стирается. Из минусов — сидушка водителя должна быть выше. Главное в выборе повозок для меня — их легкость. Чтобы я сама могла поднять задок и занести его всторону. Еще — ширина между колесами-полозьями, чтобы по дороге не ехать одной ногой в колее, другой по бугру.

вот кареты и комбайн из старого документального фильма

если кому надо, помогу чем смогу
Файлы:
izobrazhenie_073.jpg

Очень красивая карета .

даже с дисками)))
интересно, а чертежи телег какие существуют?

Может кому пригодится, из инета http://sokollad.tmweb.ru/archives/131 Тут как упряжь подгонять.

Подскажите кто-нибудь,как сделать легкуюи функциональную телегу для перевозки сена и травы?

Сани, сделанные по старинным русским традициям! Может кому-нибудь пригодятся фото при изготовлении собственных саней.
Файлы:
11.jpg
11_1.jpg

Коляска свадебная!Пользуется спросом,особенно в летнее время.

Всем доброй ночи я столкнулся с покупкой фаэтона долго искал но путнего не нашёл и теперь делаю сам вся проблема в колёсах решил произвожу сам и могу продать кому надо обращайтесь чем могу подскажу диаметр колёс переднии 700см заднии 900см а раму фаэтона или карету я думаю вы сами неплохо смастарите это не проблема.

Очень просто надо самое главное хотеть глаза бояться а руки делают по матерьялу если телега то станет примерно 10.000 рублей смотря с чего будишь делать вариантов море будет желание приедишь в Таганрог и увидешь всё своими глазами.

Очень просто надо самое главное хотеть глаза бояться а руки делают по матерьялу если телега то станет примерно 10.000 рублей смотря с чего будишь делать вариантов море будет желание приедишь в Таганрог и увидешь всё своими глазами.

Слабенько вы общаетесь нет интересных тем?

Извените за недоверие колеса на телеге очень чистые как по асфальту ездили.

А мы делаем такие вот колёса (на фото)
Колёса делаем диаметром от 600 мм до 1200 мм, с шагом 100 мм. Форма спиц, кованые эллименты отделки любые на усмотрение заказчика. Колёса выпускаем в трёх вариантах исполнения.
Примеры спиц для колёс (на фото)
Изготавливаем поворотные круги, тоже в различных вариантах (простой метал — профиль на ваш выбор или износостойкий спецпрофиль из углеродистой стали), диаметром от 400 мм и выше.
Так же изготавливаем рессоры всех видов — четверть эллиптические, эллептические (как простые горизонтальнае так и вертикальные), 3/4 эллептические и эллептические. Размеры, форма и подбор требуемой нагрузки — так же по согласованию с заказчиком. Примеры базовых комплектов на фото.
Ну и естественно выпускаем другие комплектующие и узлы — тормозные системы (различные варианты), колёсные оси (полуоси) ступицы, экипажныекаретные рамы и кузова и пр.
Строим экипажи, кареты, двуколки, вагонеты, сани и гужевой транспорт сельхоз. назначения.
Кому интересно — звоните, пишите Поможем.

Русские сани для лошади и телега. Делаем своими руками

Жители или гости российских деревень наверняка знают о том, как выглядят настоящие конские сани или простая телега. Несмотря на то что телега является весьма примитивной и не вписывается в современный 21 век, она все же используется в частном хозяйстве. Но все ли знают, как правильно изготовить такие сани самостоятельно? Если нет, то ниже имеется подробная инструкция об этом.

Телега

Телега, которую часто в народе называют возом, является упрощенным вариантом четырехколесной конной повозки. Телега чаще всего применяется в качестве грузового или транспортного средства. Телега в привычном для всех виде возникла в далеком 12 веке. Тогда она использовалась исключительно для грузовых перевозок. В те временна повозка полностью изготавливалась только из дерева, включая даже крупные колеса. Сегодня тоже телеги делаются из дерева, но рама для нее изготавливается из металлической конструкции. Для изготовления колес в настоящее время используются резиновые рессорные шины.

Несмотря на то что в народе часто используется слово «телега», обобщая все рабочие и транспортные повозки, все же имеются некоторые различия между ними. Телега представляет собой безрессорную повозку, которая рассчитана на одну лошадь и способна перевозить до 700 кг груза. Для того чтобы запрячь лошадь в такую повозку, используется оглобельная или дышловая упряжь. Расстояние между колесами у всех типов телег должно быть равно 1 м . Стоит также обратить внимание на то, что диаметр передних колес должен быть меньше, чем диаметр задних. Вес такой телеги составляет около 200 кг .

Конструкция обычной телеги состоит из следующих составляющих:

  • Ходовая часть, в которую входит рама с двумя осями, колеса и надосники;
  • Кузов, который представляет собой деревянную платформу с бортами или без них;
  • Оглобли.

Телеги могут быть как бортовыми, так и платформенными. Тип телеги зависит от цели ее использования. Платформенный тип телег чаще всего используется для перевозки крупного груза. Телега с бортами может служить как для перевозки сена и небольших грузов, так и выполнять функции транспортного средства. Весьма удобными являются телеги с откидными бортами, что позволяет в любое время превратить грузовую повозку в транспортную.

Галерея: русские сани для лошади (25 фото)

Деревянные русские сани

Многие знают, что конные сани являются старинным традиционным способом русской езды. Но мало кто знает о том, что такие деревянные старинные сани относятся к самому древнему виду транспорта. Первые изображения таких саней были обнаружены археологами при раскопках в древнем Риме. Тогда на простые полозья укладывались тяжелые грузы и строительные блоки. На Руси такие сани использовались в основном зимой в качестве основного передвижного вида транспорта по снегу.

Весь мир слышал легенды о знаменитой русской тройке с санями и со звенящими бубенцами. Немалая часть нашей культуры связана с деревянными санями. В различных регионах древней Руси были свои традиции мастерства и конструкции саней. Сегодня сани принято разделять на несколько видов:

К самому простому типу относятся розвальни, которые крестьяне использовали в качестве грузового транспорта. Если говорить о самых удобных и компактных, то это городской тип.

Сани для лошади своими руками

Теперь рассмотрим пошаговую инструкцию о том, как можно сделать сани для лошади самостоятельно своими руками. Однако перед тем как приступить к делу, необходимо подготовить все необходимые материалы. Практически все такие материалы можно найти у себя в гараже, поэтому за ними не придется специально бежать в магазин.

Подготовка

Итак, для изготовления конных саней понадобятся следующие материалы и инструменты:

  • Трубы диаметром 25- 50 мм для изготовления стоек и полозьев;
  • Металлические листы;
  • Уголки или швеллера;
  • Доски;
  • Листы фанеры;
  • Лакокрасочный материал;
  • Пара банок краски по металлу и дереву;
  • Слесарные инструменты.

В принципе, это все, что понадобится для изготовления саней. Теперь можно переходить к основной работе.

Изготовление полозьев

Изготовление полозьев является самой трудоемкой частью. Для того чтобы сделать полозья, потребуются металлические трубы. Предпочтительнее будет использовать следующие виды стали:

  • Нержавеющая;
  • Углеродная.

Трубы обычно берут на пару метров длиннее, чем будут сами сани, так как полозья необходимо будет еще загнуть. Сделать это можно с помощью специального инструмента – трубогиба. Если такого инструмента нет под рукой, то можно их согнуть и другим методом – насыпать в трубы песок и хорошо нагреть, после чего они будут хорошо гнуться.

Изготовление остальных частей и сборка саней

После изготовления полозьев можно приступать к изготовлению стоек, которые являются немаловажной частью саней. Для того чтобы сани не просели под большой тяжестью, стойки необходимо устанавливать с каждой стороны. Поэтому чем больше будет стоек, тем больше груза они выдержат. Стойки тоже делаются из металлических труб, но более тонких. Также стойки можно вырезать из деревянных досок.

После этого можно делать поперченные перекладины, которые, как и стойки, составляют основу. Для того чтобы сани более прочные и долговечные, можно сварить все основные части транспорта между собой.

Из труб необходимо сделать «кобылки», которые привариваются к полозьям по 6 штук с каждой стороны. Их длина должна быть около 10 см . После этого остается прикрепить пластины из металла. На эти пластины потом крепятся оглобли.

Те части, которые не несут нагрузки, необходимо облегчить, ведь у вас будет лошадь, запряженная в сани, а не мул. Какие-то части из дерева можно заменить фанерными листами. Так животному будет намного легче тащить груз, а внешне разница почти незаметна.

Последние штрихи

Когда основная конструкция будет полностью готова, саням необходимо придать «товарный вид». Для этого надо зачистить все видимые швы, провести косметическую работу. После этого остается только покрасить сани, некоторые части покрыть лаком, прикрепить удобное сиденье, положить на них шкуры и можно запрягать лошадь!

Как сделать сани для лошади своими руками

Издавна, путешествуя на большие расстояния, люди использовали лошадей, запряжённых в телегу или повозку, а в условиях зимы — сани. Зимний вид транспорта популярен и сегодня (в хозяйстве, спорте, для развлечения), потому поговорим о санях, их видах и самостоятельном изготовлении.

Особенности и виды саней

Сани представляют собой подобие телеги, только вместо колёс они стоят на полозьях (грубо говоря, на двух крепких планках, изогнутых вверх в передней части конструкции).

Их форма и размеры могли быть различными, в зависимости от применения. Например, для перевозки пассажиров были, как вариант, сани с высокой спинкой и защитой от комьев снега, летящих из-под копыт лошади, а для перевозки грузов — модель более прочная и устойчивая, способная выдержать большую нагрузку.

Сегодня по назначению различаются такие виды саней:

    городские — двухместные, компактные, лёгкие (ими легко управлять в условиях городских улиц);

Сакральное значение саней раскрывается в древних традициях многих народов. Славяне, финны, западноевропейские племена их использовали в похоронных обрядах как в качестве транспорта, так и в качестве носилок для покойного.

Даже в Древнем Египте на них везли мумию фараона до гробницы. На Руси сани использовались и в свадебных обрядах: жених и невеста, каждый на своём богато украшенном транспорте, отправлялись в церковь на венчание.

Как сделать сани своими руками

Прежде чем браться за изготовление саней, следует подготовить материалы и чертежи изделия (например, чертёж простой модели, которую в дальнейшем можно усовершенствовать).

Какие инструменты необходимо иметь

В зависимости от материала могут понадобиться следующие инструменты:

  • сварочный аппарат;
  • трубогиб;
  • лобзик;
  • шлифмашина;
  • пассатижи;
  • дрель и свёрла по металлу;
  • паяльная лампа.

Материалы для саней

Материалы выбирайте, ориентируясь на назначение модели: металл, дерево, пластик.

В работе пригодятся:

  • металлические трубы, листы и уголки;
  • фанера;
  • крепёжные шипы;
  • саморезы;
  • пластиковые трубы;
  • лакокрасочные материалы.

Изготовление полозьев

Металлические полозья хороши прочностью и быстротой сборки. Для того чтобы их загнуть, понадобится трубогиб. Для работы по дереву требуются специальные навыки и аккуратность. Сначала на деревянной поверхности делают эскиз, затем с помощью лобзика выпиливают деталь согласно размерам.

Готовые элементы необходимо отшлифовать до гладкости от имеющихся зазубрин и шероховатостей. Если навыки столяра отсутствуют, деталь можно заказать специалисту. Пластиковую модель изготавливают из цельных труб, загибая их с помощью паяльной лампы. Такие полозья будут лёгкими и маневренными, но для лучшей устойчивости и долговечности их необходимо обшить полосами из металла. Для сборки полозьев в единую конструкцию, в поперечинах просверливают отверстия и крепят полозья с помощью планок из металла, дерева.

Пошаговая инструкция сборки

Переходим к изготовлению оставшихся деталей и сборке саней:

  1. На каждую боковую сторону необходимы минимум две (лучше три) боковые стойки. Примерная длина отрезков выбранного материала 25 см.
  2. Затем по количеству стоек изготавливаются поперечные перекладины по ширине полозьев. Между собой стойки и перекладины соединяют, используя сварку или саморезы.
  3. На перекладины крепится лист фанеры или несколько широких досок.
  4. В месте крепления к оглобле наваривается (прикручивается) крепкая поперечная планка (траверса) с отверстиями для крючков и петель.
  5. Все швы и стыки зачищаются или зашлифовываются.
  6. Далее, по желанию, из досок и фанеры выпиливаются спинка и сиденье (или скамья, борта). Все детали собираются при помощи саморезов.
  7. Готовая модель окончательно шлифуется и обрабатывается лаком или краской.
  8. Для удобства зимние сани утепляют обивочным материалом.

Как правильно запрягать коня

Чтобы правильно запрячь лошадь, нужно немного разобраться в элементах упряжи:Дальнейший процесс по схеме таков:

  1. Одевается узда.
  2. Трензель (удила) предварительно нагревают в руках, чтобы холодный металл не причинил боли животному.
  3. Правой рукой придерживается шея коня, левой накидывается упряжь, контролируя правильное положение седёлки.
  4. Поправляются и выравниваются шлеи.
  5. Подпругу (чересседельник) затягивают так, чтобы не передавить брюхо лошади.
  6. Продевают через голову хомут и заводят коня между оглобель.
  7. Закрепляется дуга и оглобли петлями от седёлки. Крепление дуги нужно проверить, чтобы она не толкала лошадь на ухабах.
  8. Далее затягивают супонь и закрепляют вожжи с уздой.

В случае с комбинированной упряжью, оглоблю заменяет дышло, а пристёжка лошади осуществляется посредством постромок. В условиях нашего климата, сани являются надёжным помощником для сельских жителей и сегодня.

Видео: как правильно запрягать лошадь Простой, но безотказный транспорт преодолеет укатанный скользкий наст и весенний мокрый снег. Если имеющиеся в продаже модели слишком дорогие, самостоятельное изготовление не потребует слишком много времени и труда.

Добавить комментарий